КРАСНОЕ ЗНАМЯ


общественно-политическая газета
Приветствую Вас Гость



Название: Встречи в правительстве
Дата добавления: 22.06.2017
Коментариев: 0
Название: Наши интервью
Дата добавления: 22.06.2017
Коментариев: 0
Название: Культура
Дата добавления: 22.06.2017
Коментариев: 0
Главная » 2016 » Сентябрь » 8 » Вот такая моя жизнь
Вот такая моя жизнь
15:27
Вот такая моя жизнь

23 августа свой восьмидесятилетний юбилей отметила Евгения Егоровна Задорожная, женщина, посвятившая всю свою жизнь работе на благо людей. Активная внимательная, отзывчивая и очень добрая, так отзываются о ней жители нашего района.





Расколотое детство

Евгения Егоровна, родилась в деревне Городки Духовщинского района Смоленской области.
- Я была в семье единственным ребенком. Мама с папой работали в колхозе. Жили не богато, но личное хозяйство держали. Зато дом у нас был самым большим и красивым в деревне. Это папа его построил собственными руками. Из детских воспоминаний – война, это самое яркое - начала свой рассказ Евгения Егоровна.
По словам женщины, ее отца мобилизовали сразу же после объявления о начале войны.
- Помню, как отца провожали на фронт. Мы всей семьей поехали в город Духовщина на вокзал. Мама все время плакала. На мой вопрос : «Почему ты, мамочка, плачешь?», - она ответила, что папу отправляют туда, где стреляют и очень страшно. Больше мы его не видели. Похоронка на него пришла 7 марта 1944 года, в которой сообщалась, что он геройски погиб на территории Белоруссии 5 марта этого же года. И как раз пятого марта у нас вылетела оконная рама. Стекло разлетелось в мелкие осколки. Мама тогда приложила руку к груди, вскрикнула и прошептала: - «Моего Егора убили». Сколько лет прошло, а мы так и не смогли понять, как выпала заколоченная десятисантиметровыми гвоздями рама. Такое чувство, что гвозди отошли сами собой. Став взрослой, я писала в различные инстанции, чтобы узнать место захоронения отца. Но все мои поиски результатов не принесли. И где могила моего папы, я теперь уже наверное так и не узнаю, - вздохнула наша собеседница.
Жизнь на оккупированной территории

Гитлеровцы в деревню Городок пришли в двадцатых числах июля 1941 года.
- Нас с мамой из нашего красивого и светлого дома в центре поселка немцы сразу же выгнали. И устроили там штаб. Видимо, большое начальство там устроилось. Потому что, к дому сразу же протянули телефонные провода. Да и форма у них была, не как у простых солдат.
Мы перебрались к тетке, что жила на окраине ближе к лесу. Фашисты тогда шли на Москву. Воодушевленные победами, они нас не трогали. Иногда даже толстый в белом халате немец – повар, потихоньку от начальства раздавал детям лапшу. Вкуснотища!
Зато когда в лесах появились партизаны, фашисты зверствовали страшно. У нас в доме под окнами лавка стояла. Длинная такая, ведь табуретки по тем временам были роскошью. Так вот, зима 1941 года была лютая. За окном минус сорок. Я стою на лавке, а мама меня под мышки поддерживает, чтобы не упала, и смотрим в окно. А там гитлеровцы двух партизан ведут. Наши ребята молодые. В одном нижнем хлопчатобумажном белье, проваливаясь по колено босыми ногами в снег, они шли с гордо поднятыми головами. Как потом мы узнали, расстреляли их в районном центре, что был от нас в двадцати километрах. Представляете, каково им было идти с обмороженными ногами такое расстояние, - продолжала делиться воспоминаниями Евгения Егоровна.
Когда в 1943 году советские войска погнали фашистов со Смоленщины, немцы, уходя, стали уничтожать и дома и людей.
- Боясь за жизнь, мама, тетя и папин брат дядька Митрофан (его не взяли на фронт, так как у него отсутствовал один глаз), забрав меня, (я в тот момент болела коклюшем) и двух моих двоюродных братьев, бросив дом, взяв с собой немного еды, побежали по проселочной дороге в село Кубановку. Местные жители знали, что там, недалеко от проселочной дороги, со времен войны с Наполеоном в 1912 году, находится подземелье, сооруженное русскими воинами. Там надеялись пока схорониться. Мать запаслась самодельными свечами (такие круглые картонные коробочки, куда вставлялся фитиль и заливался воск), но попасть в убежище, мы так и не успели, так как едва не столкнулись с отступающими гитлеровцами. Все дело в том, что тайный ход в подземелье был хорошо замаскирован, но находился в метрах пятидесяти со стороны дороги. Мы никак не ожидали увидеть фрицев. Но те видимо, боясь обстрелов Красной армии, не рискнули отступать по большому смоленскому тракту, а побежали проселочной дорогой, - опять вздохнула женщина.
Наша справка

По воспоминаниям очевидцев до начала Великой Отечественной войны, большинство смоленских деревень напоминали «райский уголок с ухоженными дворами, большим количеством разного скота и птицы». В 1941-м этот райский уголок «был превращён в кромешный ад». Гитлеровцы находились на территории Смоленщины с 13 июля 1941 по 10 октября 1943. В результате от пяти тысяч Смоленских деревень остались только печные трубы и пепелища. По общему количеству людей, замученных и убитых фашистскими оккупантами в годы Великой Отечественной, Смоленщина стоит на втором месте и уступает лишь Ленинградской области.
Смоленщина – единственная область в России, которая так и не смогла восстановить довоенную численность населения.

Как далее рассказала Евгения Егоровна, бежать, когда вокруг кругом фрицы, было некуда. Поэтому, решили спрятаться до ночи в густых зарослях ивняка. Чтобы оккупанты не услышали надрывного кашля маленькой Жени, ребенка уложили на одеяло, а сверху накрыли сумками, кофтами и прочим скарбом. Но видимо от стресса, она и так перестала кашлять. Когда смертельно уставшие они услышали немецкую речь и увидели, что именно к тому месту, где они прячутся, подошла группка фашистов, чтобы справить малую нужду, у них у всех даже сердца перестали стучать.
Надеждам уйти под покровом темноты не суждено было сбыться. Немцы шли всю ночь. Каждую секунду взлетали ракетницы, освещая им дорогу. И только под утро замершим, но живым им удалось выбраться из своего убежища. Взрослые видимо решили, что фашисты ушли и из их деревни, приняли решение вернуться домой. Но там их ждал кошмар. В Городках еще оставались немцы. И полицаи, стараясь выслужиться перед своими покровителями, сдали им вернувшуюся семью. Женю и маму посадили в обоз, где уже находилось много односельчан для отправки в Германию.
Недалеко от деревни Болдино дорога шла через глубокий овраг. И получалось так, что когда первые телеги спускались вниз, то сидящие в них полицаи уже не могли видеть, что делается в последних.
- Дети ехали в телегах, а взрослые, в основном женщины, шли рядом. Мама, каким-то чудом, старалась пересаживать меня с телеги на телегу, пока я не оказалась в последней. И когда полицаи замешкались, скинула меня в придорожную канаву и сама упала на дорогу. Так мы лежали в грязном снегу, до тех пор, пока обоз не скрылся из виду. Много позже мама мне рассказывала, что один из полицаев все-таки видел, как она меня пересаживала. Но сделал вид, что не замечает этого. В юности был в нее влюблен, и даже хотел жениться. Так что, может благодаря его не угасшему чувству к маме, мы и остались живы. Но ноги я все же тогда отморозила, что потом сильно сказалось на моем здоровье, - продолжила наша собеседница.
Дождавшись ночи, они добрались до деревни Болдино и остановились на ночлег у подруги матери. Но видимо, до полицаев все-таки дошло, что с обоза сбежала женщина с ребенком. Поэтому, в деревне была устроена облава.
- Нас с мамой спрятали на печке за занавеску. А на дверь сообразительная дочка хозяйки повесила табличку с надписью «Тиф». Войти в избу фашисты не решились. А полицаи беглым взглядом оглядели комнату и тоже быстро ушли. От маминой подруги узнали, что в нашу деревню через несколько часов после отбытия обоза, зашли советские войска. И мама решила сразу же отправиться домой. Но мы боялись. Шли, в основном, ночью. Ночевали в стогах сена. Недалеко от нашей деревни, еще когда советские войска отступали к Москве, солдатами были вырыты окопы, где мы решили передохнуть. Но чуть позже туда же пришли и наши солдаты. И одного из них я приняла за своего папу. Ты мой папа? – спросила я. Но солдат взял меня на руки, и тихо сказал: - «Малышка, твой папа обязательно к тебе скоро вернется», - улыбнулась, вспоминая, пожилая женщина.
Немцев Женя с мамой больше не видели. Вернулись в родной дом, где прожили до 1946 года.
- Мамина подруга тётя Юля, проживающая в городе Ярцево, зная, что мы получили похоронку на отца, постоянно звала маму оставить дом и переехать к ней в город. Но мама не верила в гибель мужа и все ждала от него весточку. Но потом все же решилась. В школу я уже пошла в городе Ярцево. Мне было десять лет. А в 1947 году, понимая, что одной жить тяжело, мама вторично вышла замуж. Вскоре у меня появилась сестренка, а потом и братишка. Но с отчимом, человеком с тяжелым характером, отношения у нас как-то сразу не сложились. И поэтому после окончания 10 класса, я с большой радостью отправилась в Смоленск поступать педагогический институт.
Юность Евгении

В институт Женя не поступила. Домой возвращаться не хотела, поэтому подала документы в Шаталовский сельскохозяйственный техникум. Выучившись на агронома, она смогла отработать по специальности не более полугода. От постоянной ходьбы у нее постоянно болели ноги. Сказалось обморожение. Пришлось все-таки вернуться домой. Пошла работать прядильщицей, на Ярцевский хлопчатобумажный комбинат, в котором на тот момент работало почти 10 тысяч человек. Там познакомилась с девушкой Людой, с которой вскоре стали неразлучными подругами На работе уставали. Но это ни сколько не мешало девчонкам по вечерам бегать на танцы. И вот в один из таких вечеров, Людмила познакомилась с молодым человеком, который сразу же стал агитировать девушек уехать в Калининград. Обещал на первых порах помочь с поиском жилья и работы. Рассчитавшись на работе, Евгения с Людмилой отправились на поиски лучшей жизни.
Новая жизнь

- Но в Калининграде меня ждало разочарование. На первых порах Владимир, так звали молодого человека, действительно помогал. Нашел нам жилье. Помог подруге найти работу. Сначала мы с Людмилой жили в одной комнате. Но затем она съехала в отдельную съемную квартиру.
А мне как-то сразу не везло. Работу я искала долго. Деньги – 60 рублей, который мама мне дала на «черный день», я отдала Владимиру. Он сказал, что ему они нужны для оформления моей прописки и устройства на работу, и пропал.
Три недели я жила впроголодь. Хозяйка квартиры уже собиралась выставить меня на улицу. И тут ко мне в гости пришла Люда. Увидев, в каком я положении, первым делом сказала, что мы должны найти этого афериста. Каким-то чудом она узнала, что он работает на Прегольском судостроительном заводе. Туда я и отправилась. Зашла в отдел кадров, а там начальником, как выяснилось, работал мой земляк из Ярцево. Как же он разозлился, когда я ему поведала свою историю. Владимира этого нашли. Деньги у него в мою пользу вычли из заработной платы, а его уволили, - улыбнулась Евгения Егоровна.
И тут наступила светлая полоса в жизни девушки. Она устроилась работать заточницей на завод по производству автомобильных запчастей. Через некоторое время, ее как отличницу производства, на 2 года избрали секретарем комсомольской организации завода. Вышла замуж.
Через некоторое время, когда нужно было обменивать партийные документы (серый партийный билет менялся на красный), Евгении предложили работу в районном комитете. Казалось, все должно быть хорошо. Но в этот момент дала трещину семейная жизнь. И молодая женщина в 1974 году, чтобы уехать подальше от бывшего мужа, приехала в Краснознаменск, где была сразу же принята на работу в Краснознаменский райком партии инструктором.
Краснознаменск – моя жизнь

В Краснознаменске Евгения Егоровна работала на разных должностях. Была инструктором РК КПСС, заведующей кабинетом политического просвещения, секретарем партийной организации.
- Мне довелось работать с такими замечательными людьми как Демин Александр Сергеевич, Кияница Надежда Ивановна, Шепарева Тамара Юрьевна. С последней мы, правда, конфликтовали, и я попросила второго секретаря райкома партии направить меня на работу в совхоз «Краснознаменский», куда меня брали «с руками и ногами». Тамаре Юрьевне я даже за это благодарна. Если бы не наши разногласия, я бы, может, никогда не познакомилась со своим супругом Задорожным Виктором Карповичем, с которым прожила в любви и согласии долгие года. И если бы не его трагический уход из жизни, может мы были бы счастливы до сих пор, - вздохнула наша собеседница.
Особо теплые воспоминания у меня о директоре совхоза Кулешове Михаиле Егоровиче. С ним я проработала 3,5 года. Затем меня вернули в Краснознаменск, на должность секретаря райкома профсоюзов.
В те времена жизнь в Краснознаменске была другая, но очень, на мой взгляд, хорошая. Не то, что сейчас. Смотрю, ведь молодежи в городе совершенно нечем заняться. Безработица. Люди завязли в долгах и кредитах. Зарплаты мизерные.
А раньше работали ресторан и столовые, была танцевальная площадка, кинотеатр. Но главное, у всех, абсолютно всех, была работа. Люди не задумывались о покупке жилья. Квартиры им предоставляло государство в порядке очереди. Главное, была вера в завтрашний день. В случае трудных жизненных ситуаций человек знал, что он может обратиться в партком или профсоюз и там ему помогу. Мы решали много спорных вопросов между руководством и рабочими коллективами, выделяли путевки в санатории, профилактории и дома отдыха. Выделяли материальную помощь, разбирали жалобы, занимались бытом людей. В кабинетах политпросвещения читались доклады, проводились лекции, - продолжала Евгения Егоровна.
После развала СССР рухнула и отлаженная работа профсоюзов рабочих и служащих страны Советов. Евгении Егоровне пришлось, как, впрочем, и многим гражданам некогда могучей державы искать средства к существованию. Работала, где придется: продавцом на рынке, готовила для людей еду.
После ухода из жизни в 1999 году супруга, Евгения Егоровна осталась совершенно одна. И поэтому она с радостью приняла предложение своей сестры переехать к ней в Калининград, чтобы провести остаток дней вместе. Но случилось так, что в 2014 году сестра умерла от тяжелой формы онкологии. И женщина решила вернуться в родной Краснознаменск.
– Я считаю, что из маленьких городов области Краснознаменск – самый лучший. Несмотря на все проблемы, здесь живут прекрасные люди. А какая удивительная природа, чистый воздух.
Живу я мирно и спокойно. Ухаживаю за своим четырехлетним домашним питомцем – котом Барсиком. С радостью принимаю у себя своих друзей, которые меня не забывают. Когда есть настроение, гуляю по тихим улочкам Краснознаменска и чувствую себя счастливо, – улыбнулась наша собеседница.
Мы от всей души поздравляем Евгению Егоровну с юбилеем. Желаем крепкого здоровья, благополучия, мирного неба и больше радостных дней в году.

Елена.



ОБСУДИТЬ

Вверх








Категория: 2016 год | Просмотров: 792 | Добавил: skorpion64 | Теги: Смоленской, Расколотое детство, фашисты, области, Духовщинского, городки, Евгения Егоровна Задорожная, женщина, района | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:

НАГРАДА

Nagrada

Краснознаменск

karta

Архив номеров

...

Опрос

Форма входа

Четверг
29.06.2017
09:24


 Почетный гражданин

Доска объявлений

ПОИСК ПО САЙТУ

Отдых

Детские вопросы

TILSIT56

ПОГОДА

Яндекс.Погода

Комментарии

Это лучшие фотографии из тех, что были, к сожалению.

На последней ярмарке лука не было. Наверное неурожай.... Хотя в нынешнее гриппозное время лук необхо...

Курс валют

Курсы валют ЦБ РФ
22.08.2016
Курс Доллара к рублю на сегодняUSD00.00000.000
Курс Евро к рублю на сегодняEUR00.00000.000
Курс Фунта к рублю на сегодняGBP00.00000.000
Курс гривны к рублю на сегодняUAH00.00000.000

Counter


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


[ Кто нас сегодня посетил ]
Copyright MyCorp © 2017
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz
Яндекс.Метрика