КРАСНОЕ ЗНАМЯ


общественно-политическая газета
Приветствую Вас Гость



Название: Мнение
Дата добавления: 16.10.2019
Коментариев: 0
Название: Культура
Дата добавления: 16.10.2019
Коментариев: 0
Название: Актуально
Дата добавления: 16.10.2019
Коментариев: 0
Главная » 2010 » Май » 5 » Военная закалка
Военная закалка
17:50
Незабываемый «подарок»

Много подарков получала за свою жизнь Матрена Ивановна Чеброва. Но один запомнился ей на всю жизнь.
Это было, когда она еще училась в третьем классе, в селе Волково Алексеевского района Воронежской области. И звали ее Мотей Волковой.
Понравилась Мотя одному мальчишке, на год старше нее. Из-за яркой шевелюры и обилия веснушек никто не звал его по имени. Да ему и самому нисколечко не казалось обидным прозвище Рыжик.
Рыжик поведал о «сердечной» тайне близкому другу. Тот посоветовал немедленно признаться Моте в любви и, в подтверждение своих чувств, сделать ей какой-нибудь подарок. Но при этом друг не смог сдержать доверенной ему «под страхом смерти» тайны. И поэтому вся школа жила в ожидании, когда же «влюбленный» начнет признаваться Моте в любви.
Было это как раз перед летними каникулами. Старшие школьники передавали свои учебники младшим. И, казалось, всё было настроено против мальчишки «с разбитым сердцем»: за его спиной шептались и хихикали Мотины подружки. Даже кляксы на страницах учебников, неумело подтертые четвероклассником, предательски выглядывали со страниц, показывая языки и строя рожицы.
Слова признания в любви вылетели из головы. И поэтому Рыжик сразу перешел к «подарку»:
- Мотька, вот, дарю, учись по моим книгам…
Моте приятно было получить этот «подарок». Ведь всем остальным третьеклассницам просто отдали книги. А ей – прилюдно подарили.
Но учиться по этим книгам Моте не пришлось. Без малого через месяц началась война. Ушел на фронт отец Моти, попрощавшись с женой и пятью детьми. Мотя была старшей дочкой в семье. Тут
не до учебы стало, работать пришлось.
Вот что значит «старшая»

Трудовая биография Моти Волковой началась с работы в детском саду.
Воспитательницы издали узнавали новоиспеченную няню:
- Вон наша Мотенька идет…
Няня за руку держала сестру Шурочку, а братика Диму на плечах несла.
Стоило юной няне переступить порог своей группы, как все малыши тут же ее окружали. Интересно с ней было деткам. Каждого ребенка она могла чем-то заиграть, увлечь. Успевала Мотя и накормить малышей, и на горшок посадить, и спать вовремя уложить.
- Вот что значит «старшая», - говорили о ней работницы детского сада. – Сама – дитя - дитем, а ухаживает за детьми, как многодетная мать.
Детский сад в селе Волково работал только в период жатвы. А когда он закрывался, Мотя тоже без работы не сидела. Вскоре ей предложили работать скотницей на ферме, 11 голов крупного рогатого скота – быков - доверили.
Сейчас Матрене Ивановне не верится, как она управлялась с таким поголовьем. На вид маленькая, худенькая, не внушала оптимизма. А животные ее слушались. Иногда она их «воспитывала и стыдила» за непослушание. Со стороны, наверное, это выглядело забавно, потому что взрослые скотники, наблюдая за ее работой, улыбались.
Одно дело – урожай вырастить, другое – сдать…
В сорок втором году Мотя «переквалифицировалась» - пахала землю на быках. Работала за трудодни.
В поле, в основном, трудились молодые девчата и пожилые женщины. И среди них Мотя была самой маленькой.
Когда люди отдыхали - непонятно. Солнце всходило, они уже гнули спины в поле. Солнце садилось, они еще в поле не разгибались. Работали на износ, выкладывались полностью, не зная, получат осенью что-то за свой труд или нет.
Но одно дело – вырастить урожай. Еще нужно было отвезти и сдать всю «заготовку» в Алексеевский район.
Часто было так: везла молодежь на нескольких подводах зерно в Алексеевский район. Откуда ни возьмись, немецкий «мессер». Тут уж не будешь держаться за свои мешки, как черт за грешную душу. Пулей спрыгивали с подвод, бросались врассыпную, кто куда.
После бомбежки медленно поднимались с земли, плетясь к подводам. Кто убытки подсчитывал, утирая слезы, кто крестился, благодарил Бога за то, что сами живы остались. Усаживались и продолжали путь дальше, везя остатки. И вдруг какая-нибудь звонкоголосая девчонка затягивала песню:
- Чи не выйдешь, дивчинонька,
Рано утром по воду…
Остальные дружно подхватывали. Потому что, песня – верное средство для снятия стресса. Пели и словно забывали, как еще полчаса назад были уверены, что жизни всем оставалось - с хвост поросенка.
Страхи оккупации
Уходя на фронт, отец наказывал детям:
- Как только немец придет, спрячьтесь в подвал и носа оттуда не показывайте. Лучше там останьтесь навсегда, чтобы ваши кости собаки по дворам не носили…
Немцы заняли село Волково в конце сорок второго. Несколько месяцев прожила семья Моти в оккупации. За это время Волковых могли и взорвать, и расстрелять, и поджечь.
Немцы появились в селе молниеносно, так что семья не успела спрятаться в подвале. Только спрятала там Мотя младших сестер - Шуру и Аню, вернулась за остальными, а немцы уже во дворе.
- Где ваш подвал? – закричали.
- Нет подвала! – растерянно развела руками мама.
Немцы искали подвал по всему двору. Нашли. Один из них широко раскрыл дверь, заглянул вовнутрь и…бросил туда гранату.
Ужас застыл в глазах всех, кто был во дворе. Но граната, к счастью, не взорвалась.
Потом немцы, рассерженные на «хозяек-обманщиц», велели на стол собрать. Но в доме ничего кроме вареной картошки в «мундирах» не было. Заставил немец Мотю чистить картошку. От страха Мотя ничего не видела перед собой, механически чистила кожуру. Показалось одному немцу, что грязно девочка чистит, схватил миску с картошкой да как забросит ее в дальний угол. И стал что-то кричать по-немецки, громко и раскатисто, как будто бил по рельсу молотком. А Мотя зажмурила глаза и была уверена, что сейчас, как только закончит свою противную речь фашист, ее тут же расстреляют.
А еще один фашист по другому забавлялся. Во дворе Волковых лежали подсолнухи, основательно высушенные солнцем. И крыша дома была соломенной, поднеси спичку – вспыхнет вмиг. Немец поджигал подсолнух, потом с улыбкой подносил его к крыше дома. Видя это, дети кричали и плакали навзрыд: «Дяденька, не надо. Если сгорит дом, негде нам будет жить».
Натешившись вдоволь, немец бросал подсолнух на землю. Так он проделывал несколько раз. А потом мама тихонько шепнула детям: «Не бойтесь, он не сожжет дом. Только кричите сильнее, плачьте громче. Ему только это надо».
Самая прекрасная ошибка

Уже после оккупации, шел по селу почтальон, нес в своей сумке письма с фронта и стучался в окна домов, как судьба. Пришедшая весть об отце «Пропал без вести» была воспринята тяжелее, чем «похоронка» на него.
Как только ни утешали дети маму. Мол, бывают ошибки, когда сообщат, что солдат погиб или пропал без вести, а он на самом деле - жив. Но мама была безутешна.
- Это была бы самая лучшая ошибка на свете, - говорила мама. – Но пока мы не знаем, что это – ошибка. И я не знаю даже, жив ваш отец или мертв…
Спустя несколько месяцев после этого известия приснился Моте сон. Будто везет молодежь «заготовку» не в Алексеевский район, как обычно, а на сельскую мельницу. И только сгрузили мешки с подвод, как мельница вместе с зерном занялась огнем.
- Что же мы теперь есть будем? – кричала Мотя во сне. – Голод наступит…
Мотя рассказала сон маме и пришедшей к ним соседке.
- Сон - к добру, – сказали взрослые. - Мука сгорела, значит, закончатся все ваши муки. И чему-то ты сильно радоваться будешь…
В тот же день постучалась в дверь Волковых незнакомая женщина. Она рассказала, что на вокзале видела мужчину, назвавшегося Иваном Волковым, он и дал этот адрес и велел кланяться жене и детям. А также сообщил, что бежал из плена, возвращается домой.
В день его возвращения Мотя спала на печке. Проснулась от робкого, но до боли знакомого стука в окно. И сразу закричала на всю хату:
- Мамка, татка вернулся!
Образование – три класса, а способности, как у академика
После войны людям было уготовано другое испытание. Начавшаяся засуха грозила голодом. Стали вербовать людей в Свердловскую область. И Мотя, как старшая в семье, поехала туда на заработки. Прошло несколько месяцев, как пришло ей туда письмо от отца. Они с матерью уехали в Калининградскую область.
- Приезжай в колхоз Молотово. Худо-бедно, проживем, все не одна будешь, а с нами.
Приехала Мотя к родным, а когда пошла устраиваться на работу, ничего более подходящего, чем работа в лесу, не нашлось. Вскоре встретила девушка и свою «половину» - Николая Николаевича Чеброва. Поженились с ним и уехали в Архангельскую область, оттуда в Апшерон Краснодарского края. Работа там была, по крайней мере, для мужа. И не очень хотели уезжать оттуда. Вернуло их назад письмо, написанное отцом: «Возвращайтесь назад. Мама каждый день плачет».
В Краснознаменске супруг Матрены Ивановны устроился в Краснознаменское сельпо, развозил товары. У нее к тому времени уже было двое детей. Когда Люде, второму ребенку, сровнялось девять месяцев, Матрена Ивановна стала работать в столовой. Сначала была истопником, а потом ей предложили работу на раздаче. Торговала и в буфете.
Удивительно: Матрена Ивановна - женщина с трехклассным образованием. А стояла за прилавком много лет. И при этом ее портрет не сходил с Доски почета.
Поначалу Матрену Ивановну даже счеты пугали. Но получилось так: продавщице с буфета в столовой нужно было срочно отлучиться, а к ней выстроилась очередь.
- Ну-ка, Матрена, бросай тряпку, иди потихоньку-полегоньку, отпускай людей. Кому минералочку, кому пряников, кому конфет, - сказал ей заведующий столовой.
Так и проработала весь день Матрена Ивановна за продавщицу. При сверке оказалось, что новоиспеченная буфетчица всего на 93 копейки просчиталась. Счетами она так и не пользовалась в тот день. Подсчет вела в уме.
- Матрена Ивановна, образование, говоришь, у тебя – три класса. А способности – как у академика!..
Работала в столовой, работала в школе, трудилась поваром на раздаче, а на пенсию вышла продавцом молочного магазина. И частенько потом, находясь на заслуженном отдыхе, заменяла продавцов. Кому в отпуск нужно было ехать, кому – в декрет идти, Матрена Ивановна выручала.
Закалка, оставшаяся с войны
Недаром говорится:
«Медаль за бой,
Медаль за труд -
Из одного металла льют».
Много наград есть у Матрены Ивановны Чебровой. И каждая из них ей по-своему дорога. Вот медаль «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.» получила за то, что двенадцатилетней девчушкой работала вместе со взрослыми. А каждая юбилейная награда невольно напоминает жизнь в оккупации и тот день, когда по селу Волково разнеслась весть о «безоговорочной капитуляции немецких войск»
- Самый строгий воспитатель на свете – война, - к такому выводу пришла Матрена Ивановна уже в зрелом возрасте. - Она не простит ни малейшей слабости…
Матрена Ивановна считает, что ее в десятилетнем возрасте война стала воспитывать по-своему, «перешила на свой лад и перекроила». Научила ни на секунду не расслабляться, никогда не хныкать, не жалеть себя и не жаловаться на свои болячки.
Закалка, оставшаяся с войны, помогает Ветерану труда не скучать на пенсии. Ее отдушина – небольшой огородик, в котором весной зацветают тюльпаны, распускаются флоксы.
Смотрит на эту бушующую красоту Матрена Ивановна и сердце радуется. А все невзгоды отходят на второй план.
Н. ИНЬКОВА.

Категория: 2010 год | Просмотров: 640 | Добавил: skorpion64 | Теги: ИНЬКОВА, Матрена Ивановна Чеброва | Рейтинг: 4.0/1 |
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:

НАГРАДА

Nagrada

Краснознаменск

karta

Архив номеров

...

Опрос

Форма входа

Суббота
19.10.2019
21:31


 Почетный гражданин

ПОИСК ПО САЙТУ

Отдых

Детские вопросы

TILSIT56

ПОГОДА

Яндекс.Погода

Комментарии

Не надо доставать бродячих собак. Тогда и щипать не будут.

Это лучшие фотографии из тех, что были, к сожалению.

Курс валют

Курсы валют ЦБ РФ
22.08.2016
Курс Доллара к рублю на сегодняUSD00.00000.000
Курс Евро к рублю на сегодняEUR00.00000.000
Курс Фунта к рублю на сегодняGBP00.00000.000
Курс гривны к рублю на сегодняUAH00.00000.000

Counter


Онлайн всего: 2
Гостей: 2
Пользователей: 0


[ Кто нас сегодня посетил ]
Copyright MyCorp © 2019
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz
Яндекс.Метрика