КРАСНОЕ ЗНАМЯ


общественно-политическая газета
Приветствую Вас Гость



Название: «Листая старую подшивку»
Дата добавления: 18.10.2017
Коментариев: 0
Название: Мы желаем счастья вам!
Дата добавления: 18.10.2017
Коментариев: 0
Название: Результат – ноль!
Дата добавления: 18.10.2017
Коментариев: 0
Главная » 2016 » Октябрь » 10 » В душе, я – все та же озорная девчонка
В душе, я – все та же озорная девчонка
21:12
В душе, я – все та же озорная девчонка

Вторая мировая война изменила карту Европы. С 1945 года начался новый отсчет времени и для окраинных земель Германии, когда часть Восточной Пруссии и ее главный город Кенигсберг стали советскими.
Кем были люди, приехавшие в теперь уже далекие послевоенные годы осваивать новый край? Что заставило их покинуть родные места и поехать на чужбину? Как их встречали? Что они здесь увидели? Как складывались их отношения с остававшимся в области до конца 40-х годов местным немецким населением? Как они жили, работали, отдыхали, растили детей, о чем мечтали? И что думают сегодня наши ветераны об истории нашей области — самого западного края России?
Поиск ответов на эти и другие подобные вопросы стал отправной точкой для написания в нашей газете цикла статей, посвященных переселенцам, первыми ступившими на землю, ставшую им впоследствии второй Родиной.






Так сложилась жизнь Клавдии Николаевны Макеевой, что только в преклонном возрасте она стала жительницей нашего района. После смерти супруга Клавдия Николаевна стала серьезно болеть. И чтобы не оставлять маму в одиночестве, дочь Жанна перевезла ее к себе в поселок Острогожское.

Довоенная жизнь


Старший ребенок в се-мье, Клавдия Николаевна с малолетства знала, что такое труд. Родители – бедные малограмотные крестьяне перебивались с копейки на копейку. У мамы, Александры Михайловны, не было никакого образования, папа, Николай Петрович, окончил три класса. По большому счету, и копеек-то в семье поначалу не было. В семье от бедности даже скотину не держали.
Жили в селе Сурочки Гагинского района Горьковской (сейчас Нижегородской) области. Но в конце тридцатых благополучие в семью все-таки пришло. Сыграло роль папино трехклассное образование. Каким-то чудом он, «просвященный» по тем временам человек, смог получить работу в Горьковском горторге. Должность экспедитора позволила семье жить в полном достатке. Еще бы. Ведь работа Николая Петровича заключалась в том, что он получал на центральной базе товары и распределял их по магазинам области.
– Помню, как мама заведет ведро теста на блины, а мы с сестренкой ждали, когда она снимет со сковороды горячий блин и щедро его намажет маслом, - так начала делиться своими воспоминаниями Клавдия Николаевна. И к началу войны дом был уже полная чаша.

Трудности военного времени


Клавдия Николаевна со-всем не помнит, как началась война. Видимо, детская память не хотела запечатлевать на всю жизнь тот ужас, с которым пришлось столкнуться мирным жителям Советского Союза.
- Зато до сих пор в ушах звук гула самолетов и бомбежек. Мы жили недалеко от города, а там был Горьковский автозавод. Этот стратегический объект фашисты буквально стерли с лица земли, - вздохнула старушка.
Зимой 1942 года отца маленькой Клавы забрали на фронт. В боях под Москвой его часть вступила в неравный бой с гитлеровцами. Почти все погибли. А Николаю Петровичу, можно сказать, повезло. При бомбежке его контузило и засыпало полуметровым слоем земли. Когда его чудом нашла медицинская сестра, он уже был на грани жизни и смерти. Он долго лечился и остался заикой на всю жизнь. Как рассказала нам наша собеседница, за тот бой отец был награжден медалью «За отвагу».
Летом 1942 года всех жителей села Сурочки, а это были в основном женщины, старики и дети, эвакуировали в поселок «Чистые болота». Туда свозили многих беженцев, и они работали на торфяных разработках. Торф был важен для страны. Им отапливались. На торфяных брикетах ходили поезда.
Мама Клавы работать не могла: на ее руках было трое маленьких ребятишек. Ее с детьми привезли в «Чистые пруды», как говорится «за компанию» и поселили в общий барак, в котором проживало около ста семей.
- Но нам терять было нечего. Папа на фронте. Мама, для того чтобы нас прокормить, давно продала все свои запасы (ткани, платья, платки), накопленные в довоенный период, когда мы жили мирно и счастливо. Но нам повезло в том плане, что руководство горторга, в котором до войны работал отец, выделяло маме помощь - продуктовую корзину. Хлеба 200-300 граммов на человека, немного крупы, масло растительное, мыло и соль. Мы, конечно, не голодали, но кушать хотелось постоянно, - рассказала Клавдия Николаевна и продолжила, - Зимой 1943 года из госпиталя вернулся отец. Но дома он побыл совсем немного, уехал на восстановление Горьковского автозавода. И только после окончания войны он вернулся совсем.

За лучшей жизнью


В 1948 году, когда Клавоч-ке исполнилось 13 лет, родители приняли решение уехать в Калининградскую область. Агитация вербовщиков была мощной. Область расписывали как цветущий сад с великолепным климатом, морем, уцелевшим жильём и предприятиями. Обещали дома в селах с приусадебными участками, полностью оплачиваемый проезд. Причем, можно было взять с собой весь домашний скарб, включая скотину. А по приезду обещали выдать вещи, обувь, ткань – все то, что купить после войны было сложно. Предпочтение отдавалось активистам и тем, кто еще никогда не переезжал.
- В дороге каждой семье платили суточные. Наш эшелон шел почти три недели, останавливаясь на каждом полустанке. Помню, что вагоны с переселенцами постоянно то отсоединяли от составов, то опять присоединяли. «Теплушка», в которой мы ехали, была холодная. Спали мы на досчатом полу. Иногда составы ждали по трое суток. На это время нас определяли по близлежащим складам, где детей укладывали спать прямо на холодные складские полки. Но самое страшное, что в один из таких простоев у мамы, прикорнувшей на привокзальной скамейке, из-под головы украли сумку, в которой хранились все наши документы. Хорошо, что мы были зарегистрированы у вербовщика, который нас сопровождал. А то и высадить могли. По приезду в Калининградскую область родители долго бегали по различным инстанциям, восстанавливая документы. Тогда Интернета не было. Делали письменный запрос в Гаагинский район и наш сельсовет. Ох, и времена были, - улыбнулась пожилая женщина.
Семью Горшковых (такова девичья фамилия Клавдии Николаевны) привезли на Калининградский вокзал. Первое, что бросалось в глаза вновь прибывшим, это название города Кёнигсберг на вокзальной стене. А еще трубы на фоне свинцового неба и тучи, висевшие низко над головой.
От вокзала до центральной площади не было ни одного целого дома — стояли высокие обгоревшие остовы, иногда две-три стены, а впереди возвышались руины Королевского замка. Впечатление такое, что это мертвый город: скелеты домов, груды кирпичей и следы пожаров. Ощущение было жуткое
- Нас быстро посадили на грузотакси и отвезли в поселок Каштановка Гурьевского района, где нам предоставили дом на две семьи. В нашем распоряжении была одна комната и кухня. Папу сразу отправили на восстановление Калининграда: он был неплохим плотником. Меня отправили в школу, в поселок, который по-немецки назывался Фусбер. Дали корову на две семьи. Хорошая была корова. По тридцать литров молока в день давала, - опять улыбнулась старушка.
- Окончила я всего пять классов. Школа от Каштановки находилась в 6-ти километрах. Зимой и летом в одних и тех же ботинках я каждый день ходила туда и обратно. Очень уставала. Бывало ноги от стоптанных башмаков натру до крови, сяду под дерево отдохну немного, сотру кровь и иду дальше. Учиться мне нравилось. Но после того, как я закончила пятый класс, мы переехали в Калининград. Отцу дали двухкомнатную квартиру возле вокзала. К тому времени в нашей семье уже было шестеро детей. Родители купили корову и приняли решение, что учиться мне хватит – нужно помогать матери по хозяйству. Детство мое закончилось. Я стирала, пеленала младших сестренок и братишек, прибирала дом. По три раза на дню бегала доить корову. Мать круглыми сутками ворочала кастрюли, готовя завтраки, обеды и ужины на всю семью.
Вначале пятидесятых в семье родился седьмой ребенок. И тут руководством города было принято решение построить здание Дворца железнодорожников. А место для этого было выбрано там, где жители округи пасли скот. Корова была нашей кормилицей. Поэтому, недолго думая мама с папой обменяли двухкомнатную квартиру в Калининграде на тридцатиметровую комнату с небольшой кухонькой в пос. Солнечное.

Трудовая молодость


- В 15 лет я пошла рабо- тать разнорабочей в совхоз «Ушаковский». Тогда все работали на прорыв. Девушкой я была выносливой. Работала на лошадях: боронила, пахала. Вместе со всеми полола и собирала свеклу. Зимой возили на поля удобрения (навоз), летом эти удобрения складировали в ямы, помогая скотникам. Подменяла свинарок и доярок, пока те были в отпуске или болели. Работала я от зари до зари. Но денег не видела. Все забирал отец. Даже 20 копеек на билет в кино мне никогда не выделялось.
Родители держали меня в строгости. Мы жили на втором этаже трехэтажного немецкого дома. А прямо под нами две комнаты были переоборудованы в клуб, где два раза в месяц молодежь танцевала под патефон. За все время я ни разу в клубе не была. Во-первых, очень уставала после работы, а если бы даже и захотела, меня бы родители не отпустили. Когда мне исполнилось 17 лет, на меня стал заглядываться парень, который, по большому счету, мне не очень-то и нравился. Однажды его угораздило простоять под моими окнами в течение получаса. Родители решили, что это крайне неприлично и настояли на том, чтобы мы поженились. Я была молода и под давлением родителей, да и честно говоря, уже хотелось от них бежать куда подальше, приняла решение выйти за Виктора (так звали моего воздыхателя) замуж. Тем более, что сельсовет нам сразу же выделял отдельную квартиру.

Моя семейная жизнь


Муж мне попался непу-тевый. Почти сразу же после нашей свадьбы в 1952 году его забрали в армию. Когда он вернулся, нашей старшей дочке Галочке было уже 2,5 года. Пока он служил, мне, чтобы прокормить себя и дочь, пришлось работать на нескольких работах. Работала скотником, вязала снопы (нужно было за сутки отработать гектар), затем эти снопы отнести под навес. А еще загружала в сеялку зерно. Схвачу мешок и в сеялку. Некоторые мужчины не могли выполнять такую работу, которую делала я. А еще вечерами подрядилась разносить почту. В это время мне помогала мама, которая родила мою сестренку Любу, ставшую девятым ребенком моих родителей. Так что, кормили мы детей одновременно – я и мама. Но у мамы молоко быстро закончилось, и я стала для своей сестренки еще и молочной матерью, - засмеялась Клавдия Николаевна.
Отцом, как и работником, мой муж был никудышным. Вернувшись со срочной службы, он устроился работать на ЦБК. Но эта жизнь ему быстро надоела, и он решил, что нам будет лучше жить в Калининграде у его матери.
Стали мы жить у свекрови. Помимо нас в ее небольшой квартире на Ялтинской улице жили еще две сестренки мужа.
Я устроилась работать отборщицей товара в «Росгалантерею». В мои обязанности входило отдавать по счету-фактуре товары по магазинам. В 1960 году у нас родилась вторая дочь Светлана. В доме свекрови начались скандалы. Золовкам не нравилось, что мы живем вместе с ними. Скандалы начались и между мной и супругом. Он потихоньку стал выпивать и погуливать, - продолжала женщина.
Чтобы сохранить семью, Клавдия Николаевна добилась разрешения на строительство дома на выделенном ей участке на улице Физкультурной. Сначала сделали времянку, куда сразу же переехали вместе с малолетними детьми. Потом потихоньку, в течение двух лет построили небольшой, но уютный дом из трех комнат. Но мужу вздумалось поехать на заработки в Янтарный. И как говорится, уехал и пропал. Спустя некоторое время молодая женщина отправилась на поиски своего заблудшего мужа. По приезду в незнакомый город она выяснила, что ее «драгоценный» супруг, проживает с женщиной, у которой двое детей.
Прошло некоторое время и вернувшийся муж заявил, что намерен делить квартиру и мебель. После продажи дома, забрав с собой детей, Клавдия по совету подруги уехала в поселок Низовье, где устроилась работать маляром-штукатуром на строительство мастерских по ремонту сельскохозяйственной техники. В скором времени ей обещали выделить трехкомнатную квартиру. Но тут на горизонте опять появился супруг.
- Валялся в ногах, умолял жить вместе и клялся, что он все осознал и исправился. Я, честно говоря, совсем не хотела с ним жить, но поддалась уговорам подруг и матери, которые говорили, у нас двое детей, простила его. И тут ему вздумалось переехать в посёлок Истровка Гвардейского района, где он устроился на работу и получил двухкомнатную квартиру. Я устроилась маляром на строительство финских домов. Когда дома были построены, один из них дали моей семье. В 1966 году у нас родилась третья дочь Жанна.
А муж взялся за старое, стал даже хуже. И в один прекрасный день, когда он устроил очередной дебош, я вызвала милицию, которая после недолгих разбирательств выселила его из дома. Мы развелись, - вздохнула наша собеседница.
После развода я бралась за любую работу. Работала охранником, продавцом, уборщицей. Спустя некоторое время подруга по «великому блату» устроила меня на предприятие «Калининграднефть», где работала заливщицей цистерн с приличным по тем временам окладом в 250 рублей.

Старость в радость


Только выйдя на пенсию, женщина узнала счастье личной жизни. Дочери выросли. Создали свои семьи и разлетелись кто куда. А Клавдия Николаевна познакомилась с поздней своей любовью. Звали его Василий Иванович. Вдовец, тоже имевший трех дочерей, он стал ей надежной опорой. Спокойный, хозяйственный, заботливый. В тяжелые 90-е годы они завели большое хозяйство. Держали лошадей, несколько коров, овец. Разбили большой огород. Даже зерно сеяли сами. Помогали своим детям и внукам. И так в любви и согласии прожили 25 лет. Но в декабре 2004 года ее любимого Василия Ивановича не стало.
Сейчас Клавдия Николаевна живет в семье своей дочери в пос. Острогожское. У нее 9 внуков и 9 правнуков. За свою трудовую жизнь, она неоднократно награждалась Почетными грамотами. Имеет звание «Ветеран становления Калининградской области». А 3 сентября ей была вручена юбилейная медаль « К 70-летию образования Калининградской области». Этой награде Клавдия Николаевна была несказанно рада.
- А я думала, что все про меня забыли, - сквозь слезы благодарности сказала тогда она.
Нет, уважаемые, любимые наши старики. Мы, молодое поколение, помним о каждом из вас и низко кланяемся вам за ваш труд. За то, что вы сделали все возможное и порой невозможное, чтобы мы, нынешние, жили на этой земле счастливой, мирной жизнью.
А Клавдии Николаевне, мы желаем бодрости духа, хорошего настроения и, конечно, здоровья.

Елена.



ОБСУДИТЬ

Вверх








Категория: 2016 год | Просмотров: 280 | Добавил: skorpion64 | Теги: Пруссии, девчонка, восточной, мировая, вторая, война, Европы, картa, Озорная, Клавдии Николаевны Макеевой | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:

НАГРАДА

Nagrada

Краснознаменск

karta

Архив номеров

...

Опрос

Форма входа

Воскресенье
22.10.2017
11:54


 Почетный гражданин

ПОИСК ПО САЙТУ

Отдых

Детские вопросы

TILSIT56

ПОГОДА

Яндекс.Погода

Комментарии

Это лучшие фотографии из тех, что были, к сожалению.

На последней ярмарке лука не было. Наверное неурожай.... Хотя в нынешнее гриппозное время лук необхо...

Курс валют

Курсы валют ЦБ РФ
22.08.2016
Курс Доллара к рублю на сегодняUSD00.00000.000
Курс Евро к рублю на сегодняEUR00.00000.000
Курс Фунта к рублю на сегодняGBP00.00000.000
Курс гривны к рублю на сегодняUAH00.00000.000

Counter


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


[ Кто нас сегодня посетил ]
Copyright MyCorp © 2017
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz
Яндекс.Метрика