КРАСНОЕ ЗНАМЯ


общественно-политическая газета
Приветствую Вас Гость



Название: Наше интервью
Дата добавления: 22.05.2017
Коментариев: 0
Название: 19 мая – 95 лет пионерии!
Дата добавления: 22.05.2017
Коментариев: 0
Название: Звонок в редакцию
Дата добавления: 22.05.2017
Коментариев: 0
Главная » 2017 » Март » 24 » Только правда
Только правда
22:21
Только правда

Продолжаем публикацию оригинальных интервью с первыми переселенцами, которые собраны и сохранены большими энтузиастами музейного дела из п. Неманское супругами Комаровыми. В этом материале речь пойдет о семье Ревиных.

Ревина Зинаида Яковлевна родилась 15 сентября 1926 г. в селе Казанское Никольского района Орловской области, образование среднее, после школы окончила курсы счетоводов. Мама – Чечеткина Евдокия Гавриловна, 1900 года рождения; папа – Чечеткин Яков Иванович 1897 года рождения.
Рассказывает сама Зинаида Яковлевна:
- Перед самой войной мы переехали на мельзавод, в 2-х километрах от города Ливны. Когда началась война, люди стали покидать свои дома, уходить на восток и нам предложили перейти в дом, который был на 1,5 км ближе к городу. Мы согласились и пешком таскали свои вещи через речку.
С приближением немцев на заводе жгли всё, что могли. Мешки с мукой и зерном кидали в речку, чтоб немцам ничего не досталось. Люди стояли в очереди, хотели купить все это за деньги, но им ничего сначала не давали, а потом разрешили брать просто так. Мы тогда три мешка муки запасли.
Кода немцы пришли, они на большаке выставили караул и сменялись каждые 2 часа. В нашем доме было расквартировано несколько человек. Один пожилой немец сказал маме: «Матка, война надоела, у меня 5 детей, а я все воюю: Австрия, Франция, Россия...». На вторую ночь они собрались на ночлег, попросили маму приготовить им чай.
У нас, в связи с переездами, самовара не было, мама ухватом закатила чугун в печку и стала греть. Тут прибежал их дозорный и сказал, что в соседней деревне – русские военные. Немцы мигом махнули на себя шинели, подхватили все и ушли, их чай так и остался в печи. Так что немцы у нас всего 2 дня и стояли. Наши расположились в Сергеевке, а немцы в Ливнах, а мы между ними в низинке: в 5-ти км. от Сергеевки и 2-ух км. от Ливнов. Снаряды целый месяц, до 25 декабря, летали над нашими головами. Ночевали мы в подвале, боялись нос высунуть - бои шли кругом.
25 декабря мы увидели, что весь город сверкает огнями, это били «Катюши», немцы их очень боялись, а после этого Орловско-Курская дуга началась.
Весной нас эвакуировали подальше от фронта. Отвезли, а летом мы домой делегатов направили, чтобы узнать, как там наши огороды? Патрули нашу делегацию еле пропустили. Посмотрели, хлеб созрел, у кого огороды в центре были так ничего не тронуто, а наш огород с краю был, так картошку солдаты выкопали. Была в нашем колхозе одна лошадь, комбайн дали хлеб молотить, передали одну машину-грузовик и мы поехали собирать урожай.
В 1941 году папу на фронт не взяли потому, что когда директор завода эвакуировался со всеми архивами в тыл, он остался в охране предприятия. Когда немцев прогнали в 1942 году, папу призвали в армию. Служил он в госпитале до конца войны, домой вернулся только осенью 1945 года. 1-го сентября мы провожали младшего брата Ивана в школу. На полпути нам встретилась полуторка, и из нее вышел отец. Пообнимались, конечно, но не стали возвращаться назад. Надо Ивана было в школу записать. Записали и бегом домой, ведь сильно соскучились по отцу.
Следующей весной нас всех вернули домой. В войну мы работали целыми днями, а когда погода стояла хорошая, луна светила, то бригадир говорил: «Давайте девчата и ночью пойдем, фронту хлеб нужен». Сушили зерно, веяли, скирдовали сено и солому.
После войны жить было негде. Был у нас в деревне ветеринар Федунов, он и подговорил нас завербоваться в Кенигсбергскую область. Мы подали заявление, собрали документы. Потом пошли разговоры, что здесь орудуют бандеровцы, мы испугались. Отец заявление назад забрал, но Федунов нас всё жепереубедил, да и жить нам было негде, своего дома не было. Мы отправились на новое место всей своей большой семьёй: мама, папа, я, сестра Мария 1923 года рождения, сестра Анна 1928 года рождения, брат Гавриил 1931года рождения и брат Иван 1937 года рождения.
Ехали мы на товарном поезде, в вагонах сделали нары, на них в одном вагоне целый поселок поместить можно было. Везли всё у кого что было. Скот держали в отдельных вагонах: на остановках выходили, ухаживали за животными. Мы привезли с собой козу и корову. Приехали в Шталуппеннен (Нестеров) 25 октября 1946 года. Ждали не долго: вскоре подогнали машины и нас, кто приехал из Ливенского района, привезли в Гальбрастен (Ливенское). Мы и назвали наш поселок «Ливенское», а колхоз «Ливенский ударник». Здесь была комиссия создана, представители гражданского управления из Краснознаменска приехали и говорили каждому, по списку, кому какой дом достался.
Нашу семью поселили в большом сером доме напротив школы, рядом памятник был немецкий жертвам Первой мировой войны, липы стояли у ворот (Дом сохранился, как и липы у его ворот. Памятник был восстановлен энтузиастами за немецкие средства, а затем вновь частично разрушен. Прим. редакции.).
Одна немка рассказала, что в этом доме жил богатый человек, в 1943 году он уехал из поселка. В одной комнате под печкой мы нашли фотокарточку, она была разрезана пополам и подписана: «Данилюк Варвара».
Мы послали фотокарточку в газету «Сельскую жизнь», написали запрос, но никто так и не отозвался. На чердаке нашего нового дома была летняя комната и чулан отгорожен. Когда мы там убирались, между досок нашли яичную скорлупу. Видимо наши русские, когда батрачили на немцев, украдут в сарае яичко, съедят, а скорлупку спрячут, чтоб никто не нашел. Когда мы приехали, в комнатах оставалась даже кое-какая мебель, но тимофеевцы приехали раньше, так один мужчина хвастался, что из наших домов много чего натащили. Около дома было несколько сараев, в них запасено много сена. Был сарай на 14 коров, курятник, сарай для лошадей, для свиней. Сараи были хорошо оборудованы, всё продумано. Потом они перешли колхозу.
Зима 1946–47 годов была очень снежная, сугробы большие были, на деревьях огромные снежные шапки висели. Немцы, наши соседи, говорили, что русские привезли с собой зиму.
Как переселенцам, нам дали пальтишки из крашеного шинельного сукна, каждому по паре рабочих ботинок из свиной кожи, керосин, спички, мыло и ситца по 5 метров. Потом мама с отцом поехали в Калининград, купили швейную машинку «Зингер» и мама сама нас всех обшивала.
Дом у нас был большой, хороший и все уполномоченные останавливались у нас, один мне предложили работать участковым инспектором в отделе статистики. Там я и трудилась с декабря 1946 года, до замужества. Как только начинается новый год, нужно было ходить по дворам и описывать хозяйства. Участок у меня был размером в полрайона: от Славы до Краснознаменска: 5-й совхоз (Февральское), 18-й совхоз и я все их обходила пешком. Тогда в каждом поселке был свой колхоз: в Никольском колхоз «Карла Маркса», в Должанском - «День Победы», в Тимофеево - «Новая жизнь», в Алексеевке - колхоз «Чапаева» и все это мой участок.
После замужества в 1948 году я переехала в Ливенское и 2 года работала в библиотеке. Молодежи тогда много было, клуб был большой, хороший, даже из Калининграда артисты приезжали. Света и радио у нас не было, а когда стали провода тянуть, столбы развезли по домам, чтобы их ошкурить. Ребята мои маленькие были, но с такой охотой взялись за дело, что старший обморозил себе руки от усердия.
В Краснознаменск ходили вдоль Шешупы, через колхоз «Заря», ныне Зеленолесье, а около плотины ходил паром, и мы, на этом пароме переправлялись на тот берег. В этом совхозе жила семья пожилых немцев, мы у них иногда останавливались на отдых.
До 1951 года область была закрытой, и нужно было делать специальное приглашение для приезда родственников.
В Неманское я приехала в 1961 году. В это время от кирхи остались одни развалины и памятника погибшим в Первую мировую тоже уже не было. Сначала поселилась у свекрови, в том доме, где жили Макеровы, только с другой стороны. У немцев там, видимо, скотобойня была, поросенок там такой жирный был нарисован, а вот дом совсем ветхий был. Потом нам дали тот дом, где я сейчас живу, он был построен в 50-х годах. С 1964 по 1981 годы работала секретарем в сельсовете. В 1981 году вышла на пенсию.
Надежда
Комарова.



ОБСУДИТЬ

Вверх








Категория: 2017 год | Просмотров: 114 | Добавил: skorpion64 | Теги: энтузиаст, п. Неманское, оригинальных, Ревина Зинаида Яковлевна, переселенцами, интервью | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:

НАГРАДА

Nagrada

Краснознаменск

karta

Архив номеров

...

Опрос

Форма входа

Среда
24.05.2017
17:43


 Почетный гражданин

Доска объявлений

ПОИСК ПО САЙТУ

Отдых

Детские вопросы

TILSIT56

ПОГОДА

Яндекс.Погода

Комментарии

Это лучшие фотографии из тех, что были, к сожалению.

На последней ярмарке лука не было. Наверное неурожай.... Хотя в нынешнее гриппозное время лук необхо...

Курс валют

Курсы валют ЦБ РФ
22.08.2016
Курс Доллара к рублю на сегодняUSD00.00000.000
Курс Евро к рублю на сегодняEUR00.00000.000
Курс Фунта к рублю на сегодняGBP00.00000.000
Курс гривны к рублю на сегодняUAH00.00000.000

Counter


Онлайн всего: 3
Гостей: 3
Пользователей: 0


[ Кто нас сегодня посетил ]
Copyright MyCorp © 2017
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz
Яндекс.Метрика