КРАСНОЕ ЗНАМЯ


общественно-политическая газета
Приветствую Вас Гость



Название: Событие
Дата добавления: 17.08.2017
Коментариев: 0
Название: Наш опрос
Дата добавления: 17.08.2017
Коментариев: 0
Название: Наш опрос
Дата добавления: 17.08.2017
Коментариев: 0
Главная » 2017 » Март » 10 » Одни из первых
Одни из первых
14:32
Одни из первых

В нашем округе с каждым годом остаётся всё меньше людей, которых мы называем первыми переселенцами. Тем ценнее воспоминание каждого, кто может рассказать о том далёком времени. Как правило, свои воспоминания пожилые люди начинают с довоенного и военного детства. Много и подробно рассказывают о своих родителях и причинах, которые побудили их семьи покинуть родные места и отправиться в далёкую неметчину.
Сегодня мы публикуем рассказ Анны Васильевны Винниковой, которая приехала в Калининградскую область вместе с родителями 26 октября 1946 года.






За время своей трудовой деятельности Анна Васильевна была награждена многочисленными грамотами передовика производства, медалью «За доблестный труд в годы ВОВ». Указом Президиума СССР ей была вручена медаль «Ветеран труда», присвоено звание «Почётный донор».
5-ого февраля 2017 года Анна Васильевна отметила 90-летие. Пожелаем ей здоровья и долголетия.


До войны мы не бедствовали

– Мои родители Василий Андреевич и Екатерина Егоровна Винниковы из села Крутое Ливенского района Орловской области. Мой дедушка (мамин отец) Егор Савельевич Топчеев до революции 1917 года владел мануфактурной фабрикой в городе Грозный. А мой папа был искусным сапожником, к которому приезжали с заказами из разных губерний. И хотя революция изменила довольно зажиточный уклад жизни нашей семьи, до Великой Отечественной войны мы не бедствовали. К началу 1940 года в семье было 8 детей (9 родился в 1945 году). В хозяйстве держали одну корову, телёнка, поросят, курей. Кроме сапожничества мой отец ездил на приработки в Донбасс, где работал на шахте «Смолянка» по году и более. Кое-кто из его земляков, поехав на заработки, там оставался на всю жизнь. Таким образом, с Орловщины на Украину перебралась не одна семья.
В отсутствии мужа мама – Екатерина Егоровна – пряла и ткала, смотрела за скотиной, работала за трудодни на колхозном поле.
Летом, на каникулах, свою долю в 50 трудодней отрабатывали и мы со старшей сестрой Анастасией. Получали за это в конце года зерно и сахар. Собирали школьники семена кок-сагыза (такой кустарник), необходимого в производстве каучука.
Днём работали в колхозе, а по утрам и вечерам ходили в город Ливны на рынок. Продавали молоко, сметану и яйца. Взамен покупали необходимые вещи.
В городе Ливны, как и во многих других городах того времени, было много разных небольших производств и предприятий: депо, сахарный и каучуковый заводы, песчаный и каменный карьеры, винный завод, птицефабрика на тысячи несушек и т.д. В начале 30-х годов папе предложили работу заведующим мельницой, где он проработал до самого начала войны, которая для нас, школьников, наступила тихо и незаметно.
Сороковые, роковые

Только с приближением фронта осенью 1941 года мы почувствовали все тяготы этой беды. Нас, старшеклассников, определили на рытьё противотанковых рвов. Часто над нами пролетали фашистские самолёты, разбрасывая агитационные листовки. Мы из любопытства пытались их собирать, но вооружённая охрана из красноармейцев отгоняла нас.
После работы шли на колхозное поле собирать колоски, оставшиеся после уборки урожая. Никто на нас за это не доносил (была статья – 3 года лишения свободы) и не сажал в тюрьму. Все понимали, что в такое трудное время нужно всем держаться вместе. Только так можно выжить. Видимо поэтому, когда в октябре 1941 года в наше село вошли фашисты, никто не выдал нашего председателя колхоза Анастасию Ивановну Соколову. Огромной души человека. Не был выдан ни один коммунист, ни один комсомолец.
Перед самым приходом немцев – через наше село проходило подразделение красноармейцев. Они подожгли соломенные крыши домов (и нашу тоже). Наверное, хотели создать для себя дымовую завесу для отступления. Но это им не помогло. Поднимаясь за селом на гору, они попали под пулемётный и автоматный огонь фашистов и все погибли. Долгое время погибших немцы запрещали хоронить. И только в конце осени селяне смогли предать земле тела павших бойцов.
На окраине села немцы поставили в чистом поле лагерь для военнопленных. Некоторых из них удавалось вызволить из плена. Забрать у охраны лагеря в обмен на мёд или самогон. Были случаи, когда отступавшие красноармейцы попадали в плен совсем по глупости. Так в нашем селе пятеро отставших 20-летних красноармейцев переоделись в женские платья и спрятались на печке. Немцы их схватили и расстреляли, как партизан. Только одного удалось выкупить семье пасечника.
Жизнь при немцах

С приходом немцев нам пришлось перебраться жить в подвал дома. В самом доме жили фашисты. В сенцах они ставили своих лошадей-тяжеловесов – тягловую силу для артиллерийских орудий. Когда заводили их в сенцы, лошади вставали на колени и входили туда, словно в цирке. Такие они были огромные. Позже мы перебрались жить в чулан дома односельчан Баскаковых. Кроме нас там находилось ещё 2 семьи.
Так называемые «истинные арийцы» не утруждали себя черновой работой. Её выполняли дезертиры-предатели, бандеровцы, западные белорусы, финны, румыны, венгры. Они постоянно шастали по домам, выискивая провиант для своих хозяев. Заодно искали партизан, коммунистов и красноармейцев.
Нелюди

Запомнился один случай. Зимой подруга моей старшей сестры пошла к колодцу за водой и на обратной дороге немцы-часовые от скуки начали стрелять по вёдрам. И убили её. Остались круглыми сиротами две младшие её сестрички.
Другой случай произошёл с моим младшим братом Константином. Он попытался украсть у немецкого офицера шоколадку. Тот заметил, поймал и поставил к стенке. Первая очередь из автомата прошла над его головой. Перед второй его закрыла собой моя мама. Почему немец не стал стрелять? Не пойму до сих пор. Наверное, ему надоело так веселиться.
Уходят, уходят!

Правда, в рядах вермахта встречались и другие немцы. Перед самым отступлением к маме с просьбой спрятать его, обратился командир орудийного расчёта. По его рассказу выходило, что он был сыном немки и русского эмигранта. И ему дан был родительский наказ: при удобном случае дезертировать из армии и не воевать против России. Маме пришлось отказать ему: если бы его нашли немцы, то расстреляли бы всю нашу семью.
Немцы бежали из села в ночь под католическое Рождество. Мы все удивлялись: куда подевалась та громадина немецкой военной машины, которая проходила через нас долгими осенними днями и неделями? От рёва их танков дрожала земля; солдаты ехали на машинах, мотоциклах и велосипедах (не было ни одного пешего). Вереницы артиллерийских орудий растягивались на километры. В небе летали лишь фашистские самолёты. И вся эта армада исчезла буквально за 2 месяца! Их перемолола и уничтожила наша Красная Армия! Перед бегством немцы оставили в селе несколько пулемётных расчётов. Один находился в нашем доме, где в это время в подвале пряталось 4 семьи. Брат мамы, дядя Кирилл, выбравшись из подвала, задушил немецкого пулемётчика. Он спас всех нас от смерти: наш дом могли бы просто разбомбить, уничтожая пулемётный расчёт.
Первыми из освободителей, которых мы увидели и услышали, был взвод разведчиков и моя старшая сестра Анастасия. До оккупации она окончила школу разведчиков в городе Елец Орловской области. Её слова: «Грызите землю! Молитесь Богу! Мы пришли!» - запомню на всю жизнь! Радость освобождения не передать словами. Нас спасли за несколько дней до приезда в село немецкой душегубки: газовой камеры на колёсах, которая уже больше месяца делала свою грязную работу в других деревнях и сёлах Ливенского района.
Горькие рассказы о войне

Ещё в память врезался рассказ старшей сестры о предательнице в их разведывательном отряде. По её вине немцами был повешен 12-летний парнишка-разведчик по имени Ваня. Сама предательница-односельчанка Мария Мельникова, по решению военного трибунала, была расстреляна на станции Поныри. Разведотряд, состоящий из 17-летних девчат, расформировали. Многих перевели в связистки и медсёстры.
Мой отец Василий Андреевич начал войну в звании старшего политрука батальона. Воевал в Западной Белоруссии, на Орловщине. На Ленинградском фронте в 1944 году получил очередное тяжёлое ранение и контузию. После многочисленных госпиталей вернулся домой только в конце лета 1945 года. За время боёв на него дважды приходила похоронка: в 1941 году и в 1944-ом. Вспоминать войну он не любил. Лишь с горечью рассказывал о многочисленных потерях необстрелянных новобранцев. Особенно из республик Средней Азии. Говорил, что, когда шёл с ними в штыковую атаку, то больше опасался их непредсказуемости, чем фашистов. Увидев гибель своего земляка, они толпой бежали к нему, вознося молитву. И прилетевший немецкий снаряд сразу же выбивал целый взвод. Так что к моменту рукопашной рядом почти никого не оставалось.
На новой родине

После окончания войны и возвращения отца, родителями было принято решение завербоваться в Калининградскую область. И вот 26 октября 1946 года 6 семей из села Крутое прибыли в товарном вагоне на станцию Шталлупенен (будущий город Нестеров). Все они (семьи Винниковых, Шиловых, Шешеных, Петрашовых, Могилевцевых) по распределению попали в колхоз «Ливенский ударник» с. Ливенское Краснознаменского района. Моя мама стала работать дояркой.
Я трудилась на лесосплаве и на разработке леса. Работа была очень тяжёлой. Из инструментов: пила да топор. На 2-х человек давали норму: напилить и обработать 5 кубов сосны или 3 куба ёлки. Очистить делянку от мусора. Если за месяц делали более 12 норм, то начисляли прогрессивку (повышенный тариф за перевыполнение плана). Немногие справлялись с такой нагрузкой. Были случаи бегства не только с работы, но и возвращения назад в большую Россию. При переезде в Калининградскую область на нашу семью по переселенческому билету выдали 46 пудов зерна, керосин, соль, спички, мыло, 1 пальто и 1 пару ботинок. В дальнейшем, с меня за всё это из зарплаты и удерживали. На каждого работника ежедневно выдавали 400 граммов печёного хлеба. По окончании года на трудодни давали зерно, с учётом ранее выданного хлеба.
Мельницы в посёлке не было. Поэтому, где молоть зерно, каждый решал сам. У нас дома были жернова, и это нас спасало от таких проблем. Так как заработанного печеного хлеба на семью не хватало, то приходилось его покупать в рабочем посёлке сплавщиков леса в Ленкинау ( посёлок Никольское, там теперь «Оленьи врата»). Путь туда и обратно занимал 3-4 часа пешком (примерно 18 км). На руки продавали по 1 кг хлеба. Поэтому в очередь приходилось становиться по 3-4 раза. Также покупали хлеб и в Краснознаменске.
До января 1948 года в посёлке Неманское, где я работала, проживали и немецкие семьи. Никаких конфликтов у нас с ними не было. Часто они нам помогали с едой и одеждой. Наравне с нами и работали, и отдыхали.
Но, начиная с 1945 года и до начала 1948, их практически всех выселили. Дав на сборы несколько часов с условием того, что взять они могут лишь то, что унесут в руках.
Некоторые немки пытались выйти замуж, только бы остаться там, где родились. Но удавалось это лишь единицам. Вместе с первыми репатриантами-немцами из Краснознаменского района в массовом порядке переселялись в Литву и литовцы. Жизнь там в советское время, была намного сытнее, чем где-либо. Прибалтику кормил весь Советский Союз. И в первую очередь, Калининградская область.
Краснознаменск

В том же 1948 году моего отца перевили в Краснознаменскую МТС, на пилораму. Вместе с ним приехали и мы. Поселившись в одном из первых построенных после войны домов по улице Чкалова. 3, сейчас это Чкалова, 7. На той же МТС я работала в бригаде строителей. С 1956 года нас перевели в ремконтору, где со мной трудились такие краснознаменцы, как Шеина (Писяукова) Анна, Кизяковы, печники Яков и Катерина Горчаковы, Борисовы. Нужную для стройки известь приходилось привозить из Гусева. На погрузке и разгрузке было всего 2 человека. И, в основном, женщины.
В дальнейшем судьба распорядилась так, что пришлось поработать штукатуром-маляром в городе Советске, дояркой в посёлке Искра.
Целина – не сахар

Мы с мужем Ивановым Иваном Тимофеевичем по комсомольской путёвке завербовались на целину. Так что у нас за плечами 26-летний стаж казахстанских целинников. Там у нас родились трое детей.
Жизнь в Казахстане была не сахар. Совсем не такой, какой её показывали в кинокомедии «Иван Бровкин на целине». Люди жили в палатках, землянках, в бараках по 15-18 семей. Очень многие совхозы и колхозы находились от ближайших населённых пунктов на расстоянии 200-300 километров.
Зимой морозы доходили до минус 45 градусов, с буранами и вьюгами, наметавшими 5-6 метровые горы снега.
Летом стояла жара до плюс 45 градусов и выше. Выйдя из посёлка, или выехав из него, многие погибали (замерзали зимой, а летом умирали от обезвоживания, не достигнув ближайшего селения).
Первые годы целинной жизни не отличались от первых переселенческих лет в Восточной Пруссии. Только климат был суровее и беспощаднее к людям. Практически всю мясомолочную казахстанскую продукцию отправляли в Москву и Прибалтику. Часто приезжая в гости к родителям и посещая Литву, видела тушёнку и сгущённое молоко казахстанского производства. Я продукты покупала и везла назад в Казахстан. Вот так своим потом и кровью, а часто и жизнью первоцелинники создавали благополучие 3-х братских Прибалтийских республик.
После распада СССР мы возвратились в Краснознаменск. В Казахстане условия для русских стали невыносимыми.
Воспоминания А. В. Винниковой (Ивановой) записал её младший сын И. Иванов.



ОБСУДИТЬ

Вверх








Категория: 2017 год | Просмотров: 307 | Добавил: skorpion64 | Теги: Калининградскую область, станцию, Одни из первых, Анны Васильевны Винниковой, Шталлупенен, Рассказ | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:

НАГРАДА

Nagrada

Краснознаменск

karta

Архив номеров

...

Опрос

Форма входа

Пятница
18.08.2017
16:31


 Почетный гражданин

Доска объявлений

ПОИСК ПО САЙТУ

Отдых

Детские вопросы

TILSIT56

ПОГОДА

Яндекс.Погода

Комментарии

Это лучшие фотографии из тех, что были, к сожалению.

На последней ярмарке лука не было. Наверное неурожай.... Хотя в нынешнее гриппозное время лук необхо...

Курс валют

Курсы валют ЦБ РФ
22.08.2016
Курс Доллара к рублю на сегодняUSD00.00000.000
Курс Евро к рублю на сегодняEUR00.00000.000
Курс Фунта к рублю на сегодняGBP00.00000.000
Курс гривны к рублю на сегодняUAH00.00000.000

Counter


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


[ Кто нас сегодня посетил ]
Copyright MyCorp © 2017
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz
Яндекс.Метрика