КРАСНОЕ ЗНАМЯ


общественно-политическая газета
Приветствую Вас Гость



Название: Актуально
Дата добавления: 21.08.2017
Коментариев: 0
Название: Проблема
Дата добавления: 21.08.2017
Коментариев: 0
Название: Наш опрос
Дата добавления: 21.08.2017
Коментариев: 0
Главная » 2016 » Июль » 1 » Мне не забыть прожитых лет
Мне не забыть прожитых лет
18:29
Мне не забыть прожитых лет

2016 год – год 70- летия образования Калининградской области. Не так много людей осталось в нашем районе, которые в числе первых переселенцев приехали сюда, чтобы поднимать из руин разрушенное войной хозяйство. Но их воспоминания – уникальный материал, свидетельство того, в каких сложных условиях возрождалась эта земля из послевоенного пепла.

Семья нашего сегодняшнего собеседника Анатолия Ивановича Маршавина прибыла в Калининградскую область в 1947 году из Воронежской области.
- Мне было 4 года, когда на фронте погиб мой отец. До войны моя семья жила в деревне Абрамовка. Мать с отцом работали в колхозе за трудодни, в семье помимо меня был еще один ребенок, мой брат. Хотя папа работал трактористом, жили бедно. В домашнем хозяйстве одна корова, - начал свой рассказ пожилой мужчина.
По словам Анатолия Ивановича, после ухода отца на фронт, его безграмотная мама, едва умеющая нацарапать свою подпись в бухгалтерской ведомости, самостоятельно научилась управляться с трактором и всю войну работала от зари до зари на колхозных полях.
- Слава Богу, фашистов в нашем селе не было, я их не видел. Но до сих пор хорошо помню чувство постоянного голода. Все дело в том, что именно через Абрамовку шли советские части на оборону Сталинграда и все продукты питания мы отдавали нашим солдатам, в первые годы войны армию кормили плохо. А чуть позже, через село на волах вывозили искалеченных, раненных в боях солдат, которых тоже надо было кормить. На всю деревню тогда осталось всего две дойные коровы. Даже паслен или, как мы его называли, бзюнюка, отмачивали сутки в воде, а потом с удовольствием съедал,. – продолжал делиться воспоминаниями Анатолий Иванович.
Когда мальчику исполнилось семь лет, а война стала откатываться на Запад, в селе вновь открылась школа. И мама, Ксения Николаевна, не желая, чтобы ее дети были как она неучами, отдала своих сыновей на учебу. Но случилось так, что, как только паренек пришел в школу, все тело маленького, тщедушного Толика, ослабленного от постоянного недоедания, стало покрываться гнойниками и фурункулами. Лекарств не было и ребенку ничего не оставалось, как стиснув зубы, терпеть сильнейшие боли.
-Вот, посмотрите, у меня до сих пор шрамы остались. В первый класс я поступал дважды. Учеба давалась тяжело. Учился я, можно сказать, плохо. Сначала все думали, что это у меня из – за болезни, а потом стало понятно, что я, наверное, был просто бестолковым ребенком, - засмеялся наш собеседник.
В 1946 году с фронта вернулся дядя Анатолия Ивановича, брат матери, который сразу же женился. Но семейная жизнь у него не сложилась.
- Женщина ему попалась, мало того, что неряшливая, так еще и скандалистка. И когда в 1947 году в село пришли вербовщики, мой дядя Алексей Николаевич Хадыкин, чтобы сбежать от ненавистной жены, уговорил маму уехать в Калининград.
Так мы и оказались на станции Нестеров, где нас погрузили в грузовики и повезли в нашу новую жизнь. Ступили мы на бывшие немецкие земли зимой. Почти два часа, нас, вновь прибывших, везли непонятно куда. Уже было темно, а вокруг только бескрайние поля развороченные снарядами, да остовы разрушенных, сгоревших домов. Уже несколько часов мы тряслись в грузовиках, стуча от холода зубами, когда выяснилось, что нас везут не туда. Проводник перепутал и вместо Краснознаменска повел колонну в поселок Краснознаменское, что под нынешним пос. Большаково.
Машины развернули и нас, уже практически ничего не соображавших о холода, повезли обратно. Глубокой ночью мы прибыли в совхоз «Черняховский», что был возле «Бородино». Нашей семье выделили деревянный, полуразрушенный дом. Кстати, дня через два, я под крыльцом нашел немецкий карабин с согнутым дулом. Но дядька, к моему большому сожалению, у меня его тут - же отобрал. Как же я был расстроен, - опять рассмеялся пожилой человек и добавил, - сколько мы потом этого оружия находили: и ножи, и пистолеты, и гранаты.
Как дальше рассказал Анатолий Иванович, соседями у них была немецкая семья, у которой, к тому времени, тоже уже мало чего осталось от нажитого добра, и с которой, они соседствовали вполне мирно. И когда немецкое население стали депортировать, они даже ходили их провожать.
- Немцев сгоняли на площадь Краснознаменска, где сейчас стоит памятник Ленину. Там стояли грузовики. Много было машин. Немецким гражданам разрешалось взять с собой узел в 16 килограммов на человека. Многие из них беззвучно плакали. А мы, дети, стояли в сторонке и не знали, как на это все реагировать. Ведь со многими немецкими пацанами, такой же безотцовщиной, как и мы, успели сдружиться. Бегали с ними, собирали бутылки и солдатские сапоги, в которых потом и ходили, - вздохнул мужчина.
В 1949 году в колхозе жить стало тяжело. Душили налоги. Колхозники были обязаны платить буквально за все. Начиная от поросенка и кончая домашней птицей. Мама погрязала в долгах перед государством. И дядя, к тому времени уже живший в Краснознаменске, перевез нас к себе. Но сначала, мы всю картошку, которую собрали, продали и рассчитались с колхозом.
Первое время мы жили в маленькой немецкой кузнице. Она располагалась на том месте, где сейчас находится ресторан «Русь».
Жизнь стала налаживаться. Мама устроилась работать уборщицей сразу в четыре магазина. И до денежной реформы получала 250 рублей, после – соответственно 25. Нам выделили квартиру в немецком доме, рядом с Дороховыми Это напротив старой большой школы. Дядя жил в Тупиковом переулке, в доме, где сейчас живут цыганские семьи. Мы с братом ходили в школу. Моей первой учительницей стала Муза Ивановна. Фамилию, к сожалению, уже не помню, а еще помню учительницу Калашникову, (муж у нее военкомом был), она ко мне очень хорошо относилась, - продолжал свой рассказ пожилой человек.
По окончании седьмого класса, решив для себя стать, непременно, моряком, ничего не сказав матери, юный Толик отправился в Клайпеду. Добирался на попутных машинах. Но в Клайпедском морском училище с худеньким мальчишкой выглядевшем, как беспризорник, разговаривать не стали и отправили восвояси.
- Обратно, до Советска, я добирался на открытой грузовой машине, груженной бочками с селедкой. Продрог так, что когда доехал до железнодорожного вокзала, два часа стоял прижавшись всем телом к раскаленной, круглой немецкой печке, но тепла не чувствовал. Ох, и досталось же мне, когда я приехал домой…. Ведь мама с ума сходила, пока меня неделю не было. А заниматься поисками сбежавшего мальчишки, в те времена, милиция и не помышляла. Своих забот хватало. По лесам «лесные братья» бегали. И пришлось мне пойти учиться в восьмой класс вечерней школы, - продолжил свои воспоминания наш собеседник.
Краснознаменск в послевоенные годы выглядел иначе. Как нам рассказал Анатолий Иванович, школа располагалась в двух зданиях. Это красное здание бывшего интерната, что напротив полиции, а второе – в здании магазина «Гудвин». А там, где сейчас МФЦ, находилась столовая. На месте большой старой школы тогда были руины, какого – то огромного здания из красного кирпича, пожалуй, единственного, разрушенного в Лазденене во время войны.
Где сейчас находится воинское захоронение, раньше была большая базарная площадь. Постамент с Лениным установили в середине пятидесятых, на этой же площади, на самом краю, при немцах, стоял памятник (который недавно откопали строители во время ремонта старой немецкой дренажной системы). От территории бывшего Райпо, (там, где раньше был немецкий вокзал) и до Дома культуры, шла насыпь, на которую были уложены рельсы.
И вплоть до 1949 года, по этой железной дороге ходил мотовоз, который возил на элеватор, располагавшийся возле плотины, зерно. Поликлиника располагалась в здании, где сейчас отделение пограничного контроля и жилой дома на ул. Матросова.
- А какая танцплощадка была на том месте, где сейчас находится городской мини- рынок. Вся молодежь по субботам и воскресеньям там собиралась. Входной билет стоил 3 рубля. Работала с 7 вечера до 12 часов ночи. Молодежь танцевала в основном под проигрыватель, иногда и под духовой оркестр. А старики еще днем занимали места на скамейках, расположенных вокруг танцплощадки, чтобы музыку послушать, да на молодежь поглазеть. Работал буфет, где продавали водку и пиво. Люди выпивали, но пьяных не было, за этим строго следили патрули народной дружины. Я, например, шесть кружек пива мог выпить, и был, как «огурчик», - с улыбкой вздохнул пожилой человек.
Еще Анатолий Иванович рассказал нам, что после окончанию вечерней школы, он все - таки исполнил свою заветную мечту и в компании с друзьями Колесниковым Иваном, Жилкиным Сашей, братьями Папащиковыми Толиком и Юрием, а также Шурцовым Геной поступил в мореходную школу. По окончании мореходки сначала работал на танкере юнгой (возил питьевую, техническую воду и топливо). Затем получил повышение и в должности боцмана, был направлен в Таллинн.
- В команде у меня было 9 человек. Помню, как после работы, мы любили гулять по улицам этого красивого города. Особенно нравилась улица под названием Вира. И люди были все приветливые, добрые.
В 1959 году, я вернулся в Балтийск и тут случилось в нашей семье горе, посадили за воровство моего брата и, чтобы мать не оставалась одна, я уволился и по прибытии в Краснознаменск устроился работать в Жилищно - коммунальную контору. Кстати, вы знаете, в парке, который сейчас вырубили и на этом месте поставили детскую площадку, деревья я сажал. А за памятником солдату была большая цветочная клумба, тоже дело моих рук, - похвастался Анатолий Иванович.
В Краснознаменске Анатолий Иванович женился, у него родился сын. Но брак быстро распался. Какое – то время мужчина жил один. Но потом встретил ту самую, одну единственную, которая стала ему верной спутницей. Валентина Григорьевна подарила Анатолию Ивановичу не только еще одного сына, но и счастье семейной жизни.
Уже много лет эти двое идут по жизни рука об руку. Сейчас у Анатолия Ивановича два сына, четверо внуков и одна правнучка.
Напоследок мы спросили у нашего собеседника, счастлив ли он?
- Сейчас я счастлив в личной жизни и спокоен за нашу страну. Ведь у нас такой хороший президент. По моему мнению, для России - это незаменимый человек.
Правда, в этом году, весной, я сильно расстроился. У меня погибло 90 кустов роз, которые я очень любил. Как получилось, что они замерзли, не могу взять в толк, - ответил нам мужчина.
На прощание, мы пожелали Анатолию Ивановичу здоровья, успехов и чтобы гибель цветов, была самой большой из его неприятностей на жизненном пути.

Елена.



ОБСУДИТЬ

Вверх








Категория: 2016 год | Просмотров: 408 | Добавил: skorpion64 | Теги: материал, образования, Калининградской, Балтийск, уникальный, Сталинград, Абрамовкa, области, Анатолия Ивановича Маршавина, тракторист | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:

НАГРАДА

Nagrada

Краснознаменск

karta

Архив номеров

...

Опрос

Форма входа

Среда
23.08.2017
11:58


 Почетный гражданин

Доска объявлений

ПОИСК ПО САЙТУ

Отдых

Детские вопросы

TILSIT56

ПОГОДА

Яндекс.Погода

Комментарии

Это лучшие фотографии из тех, что были, к сожалению.

На последней ярмарке лука не было. Наверное неурожай.... Хотя в нынешнее гриппозное время лук необхо...

Курс валют

Курсы валют ЦБ РФ
22.08.2016
Курс Доллара к рублю на сегодняUSD00.00000.000
Курс Евро к рублю на сегодняEUR00.00000.000
Курс Фунта к рублю на сегодняGBP00.00000.000
Курс гривны к рублю на сегодняUAH00.00000.000

Counter


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


[ Кто нас сегодня посетил ]
Copyright MyCorp © 2017
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz
Яндекс.Метрика