КРАСНОЕ ЗНАМЯ


общественно-политическая газета
Приветствую Вас Гость



Название: Мнение
Дата добавления: 16.10.2019
Коментариев: 0
Название: Культура
Дата добавления: 16.10.2019
Коментариев: 0
Название: Актуально
Дата добавления: 16.10.2019
Коментариев: 0
Главная » 2010 » Май » 19 » «Книга Памяти».
«Книга Памяти».
17:32
Страницы из Районной «Книги Памяти».

Наталья Малаховна Гержа, п. Неманское

Родилась 20.09.1931 г. в деревне Волосово Толоченского района Витебской области.
- Моя девичья фамилия Антонович. К началу войны я перешла во 2-й класс школы. Нашу деревню немцы заняли в первые дни войны. Они жили по хатам, а в лесах были партизаны. Если кто-то из жителей шел в полицаи, то их родственников расселяли по нашим хатам - они были на правах хозяев, а мы прислуживали. А немцы нас не обижали. Жили они в школе, конторе, библиотеке. Немцы часто менялись, одни уезжали, другие приезжали. К нам приходил один, ему лет 50 было, он угощал, нас, детей, конфетами. Отец у него был немец, а мать - полька. Он немного разговаривал по-русски. Рассказал, что бомба упала на его дом и убила всю его семью. Дочку его звали Натой и он, как узнал, что меня зовут Наташа, всё ходил угощал меня конфетами. На Новый год принёс мне ёлочку и хотел после войны забрать меня к себе. Нашу деревню не сожгли, а в соседней деревне с названием Плюговка, часто были партизаны. Так там, всех загнали в дома и закидали гранатами, потом сожгли.
В июне 1944 года нас освободили. Немцы собрались проводить карательную операцию против партизан, сели в повозки, а тут прибежал немец, кричит, что «русские идут». Фашисты развернулись, похватали свои вещи, сели на машины и понеслись на Толочин. Мы спрятались в окопе, слышим грохот - наши танки идут. Все люди попрятались, никого не видно. Солдаты остановились возле нашей хаты, кухню развели, начали обед варить, а людей никого нет. Мама выглянула из окопа, говорит: «Какие-то мужчины ходят, только не немцы, одежда не немецкая». Слышит, по-нашему разговаривают, она вылезла, солдаты ей очень обрадовались. Они думали, что людей всех угнали. Люди все, которые в деревне были, вылезли из окопов. Солдаты нас накормили. Вот так мы и встретили наших солдат.
20 сентября 1944 года нам пришла похоронка на отца. В похоронке был неправильно указан район, поэтому мы не сразу сумели найти братское захоронение. Потом военком Андреев из Краснознаменска помог мне найти могилу отца. Похоронен отец в деревне Паевонис Вилкавишского района в Литве. Там похоронено 980 солдат в Братской могиле. Мы всей семьёй туда ездили: сестра моя с сыном, я с дочкой. Могила была хорошо ухожена.
Когда немцев прогнали, отцы наши были на фронте, матери сеяли, пахали. А мы, нас 6 девочек было, все уже были переростками и школу больше не вернулись, а пошли работать в колхоз. Вставали в 4 утра, работали с волами, боронили, а в 11 часов, когда наступала жара, мы шли домой.
Я как вспомню свое детство, ни конфетины мы не видели, одну траву ели: и лебеду, и щавель, и крапиву. Что мы только не ели, а были здоровые. Картошку гнилую на поле собирали. С нами работал старый дядька - инвалид, этот дядька волов кормил. А как солнце немного спадет, мы опять работали до самого темна. Потом сено заготавливали, бабы косят, а мы разгребали эти покосы, копнили и ставили в стога. Так мы и работали наравне со взрослыми. За работу нам денег не давали, а ставили трудодни. А осенью рассчитывались: 200 г хлеба давали на трудодень. Когда фронтовики вернулись, то сказали, что их дочки в колхозе работать не будут, а у нас-то отца нет и я в 1950 году завербовалась в Калининградскую область.
Приехала в Полесский район, поселок Сосновка. Работала в лесу. Сначала поступила в бригаду к дяде Саше Божанову. Это наша бригада, дядя Саша с пилой стоит, он взял меня в помощницы. Он валил лес пилой, а я помогала, держала пилу с другой стороны, но я очень боялась когда деревья начинали падать, не знала куда бежать. Я ушла на погрузку. В лесу была эстакада, вагонетки были, рельсы, по ним брёвна к месту погрузки подвозили. Пилили тогда двухметровки. И вот мы трое внизу, двое на верху, руками грузили лес на машины. За смену мы загружали 15 - 16 машин. Три бригады у нас было, одна мужская и 2 женских. Работали в три смены. Ночью шофёр нам фонарём светил.
Туда и Павлик мой, тоже по вербовке сюда приехал, вскоре и расписались. В 1952 году наш леспромхоз был ликвидирован и Павлика моего перевели сюда, он настраивал пилы, делал топорища. Нам сразу этот дом дали. Здесь была одна комната, кухня и кладовая. До 1964 года я не работала, на завод меня Павлик не пускал, а другой работы не было - сидела дома с детьми. Потом пошла на «хвойку», работала бригадиром. В моей бригаде работали Женя Анисимова, Вера Павлова, Аня Новикова, Тамара Митрофанова. Это мы здесь фотографировались. На этой фотографии Аня Новикова, Тамара Митрофанова и я. Тяжело очень на хвойке работать было, летом комары одолевали, а зимой снег, я там 22 года отработала. Четыре раза избиралась депутатом сельского Совета: трудовая книжка вся исписана благодарностями за хорошую работу.
Неоднократно отмечалась и правительственными наградами. Много раз была награждена значками «Победитель соцсоревнования», «Ударник социалистического труда», «Ударник пятилетки». В 1970 году получила медаль «100 лет со дня рождения Ленина», а в 1981 году была награждена орденом «Знак Почёта». Вручали орден в Калининграде. В 1995 году была награждена медалью
«50 лет Победы». В 1997 году наградили медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной Войне». В 2005 году получила медаль «60 лет Победы», В 2006 году награждена медалью «60 лет Калининградской области», а в этом году дали медаль «65 лет Победы».
Зинаида Яковлевна Ревина, п. Неманское.

Родилась 15 сентября 1926 г. в селе Казанское Никольского района Орловской области. Образование среднее, после школы окончила курсы счетоводов. Мама - Евдокия Гавриловна Чечеткина, 1900 года рождения; папа - Яков Иванович Нечеткий 1897 года рождения.
- Перед самой войной мы переехали на мельзавод, в 2-х километрах от Ливнов (Город Ливны Орловской области. Прим. редакции.) Когда началась война, люди стали покидать свои дома и нам предложили перейти в дом, который был на 1,5 км ближе к городу. При переезде мы пешком таскали свои вещи через речку.
С приближением немцев, на заводе все жгли, мешки с мукой и зерном кидали в речку, чтоб немцам ничего не досталось. Люди стояли в очереди, хотели купить за деньги, но им ничего сначала не давали, а потом разрешили брать просто так, мы тогда три мешка муки запасли.
Кода немцы пришли, они на большаке выставили караул и сменялись каждые 2 часа. В нашем доме было расквартировано несколько человек. Один пожилой немец сказал маме: «Матка, война надоела, у меня 5 детей, а я все воюю: Австрия, Франция, Россия...». На вторую ночь они собрались на ночлег, попросили маму приготовить им чай. У нас, в связи с переездами, самовара не было, мама ухватом закатила чугун в печку, и стала греть. Тут прибежал их дозорный и сказал, что в соседней деревне - русские. Немцы мигом махнули на себя шинели, подхватили все и ушли, чай их так и остался в печи. Так что немцы у нас жили всего 2 дня.
Наши расположились в Сергеевке, а немцы в Ливнах, а мы между ними, в низине - 5 км до Сергеевки и 2 км до Ливен. Снаряды целый месяц, до 25 декабря, летали над нашими головами. Ночевали мы в подвале, потому, что бои шли кругом. 25 декабря мы увидели, что весь город сверкает огнями, это били «Катюши», немцы их очень боялись, а после этого Орловско-Курская дуга началась. Весной нас эвакуировали подальше от фронта. Отвезли нас, а мы летом делегатов домой направили, узнать как там наши огороды? Патрули нашу делегацию еле пропустили. Посмотрели, хлеб созрел, у кого огороды в центре были так ничего не тронуто, а наш огород с краю был, так картошку солдаты выкопали. Была в нашем колхозе одна лошадь, дали комбайн хлеб молотить, машину и мы поехали собирать урожай.
В 1941 году папу на фронт не взяли потому, что когда директор завода эвакуировался со всеми архивами в тыл, он был в охране. Когда немцев прогнали, в 1942 году, папу призвали в армию. Служил он в госпитале до конца войны, домой вернулся только осенью 1945 года.
1-го сентября, мы провожали младшего брата Ивана в школу. На дороге встречается полуторка, вышел отец. Мы хотели вернуться назад вместе, но надо было Ивана в школу записать. Мы быстро сделали это и бегом домой, соскучились по отцу.
В войну мы работали целыми днями, а когда погода стояла хорошая, луна светила, то бригадир говорил: «Давайте девчата и ночью пойдем, фронту хлеб нужен». Сушили зерно, веяли, скирдовали.
После войны жить было негде. Был у нас в деревне ветеринар Федунов, он и подговорил нас завербоваться в Кенигсбергскую область. Мы подали заявление, собрали документы. Потом пошли разговоры, что здесь орудуют бендеровцы, мы испугались. Отец заявление назад забрал, но Федунов нас всё же, уговорил, да и жить нам было негде, своего дома не было. Мы отправились на новое место всей своей большой семьёй: мама, папа, я, еще две сестры и два брата.
Ехали мы на товарном поезде, в вагонах сделали нары, на них в одном вагоне целый поселок поместить можно было. Везли все, у кого что было. Скот в отдельных вагонах, на остановках выходили, ухаживали за животными. Мы привезли с собой козу и корову. Приехали в Шталуппеннен (Нестеров) 25 октября 1946 года, потом подогнали машины и нас, кто приехал из Ливенского района, привезли в Гальбрастен (Ливенское). Мы и назвали наш поселок «Ливенское», а колхоз «Ливенский ударник». Здесь была комиссия назначена, гражданское управление из Краснознаменска приехало, и говорили каждому, по списку, кому какой дом достался.
Нашу семью поселили в большом сером доме напротив школы, рядом памятник был немецкий жертвам первой мировой войны, липы стояли у ворот. Одна немка рассказала, что в этом доме жил богатый человек, в 1943 году он уехал из поселка. В одной комнате под печкой мы нашли фотокарточку, она была разрезана пополам и подписана: «Данилюк Варвара». Мы послали фотокарточку в «Сельскую жизнь», написали запрос, но никто не отозвался. На чердаке была летняя комната и чулан отгорожен. Когда мы там убирались, между досок нашли яичную скорлупу. Видимо наши русские батрачили на немцев, украдут в сарае яйцо, съедят, а скорлупку спрячут, чтоб никто не нашел.
Когда мы приехали сюда, оставалась кое-какая мебель, но тимофеевцы приехали раньше и один мужчина из Тимофеево хвастался, что из наших домов много чего натащили. Около дома было несколько сараев, в них запасено много сена. Был сарай на 14 коров, курятник, сарай для лошадей, для свиней, сараи были хорошо оборудованы, всё продумано. Потом сараи перешли колхозу. Зима 1946-47 годов была очень снежная, сугробы большие были, на деревьях такие «шапки» снежные висели. Немцы говорили, что русские привезли с собой зиму.
Как переселенцам дали нам пальтишки из крашеного шинельного сукна, каждому по паре рабочих ботинок из свиной кожи, керосин, спички, мыло, ситцу по 5 метров. Потом мама с отцом поехали в Калининград, купили швейную машинку «Зингер» и мама нас всех обшивала.
Дом у нас был большой, хороший и все уполномоченные останавливались у нас, один мне предложили работать участковым инспектором в отделе статистики. Там я работала с декабря 1946 года и до замужества.
А работа такая: начинается новый год, нужно было ходить по дворам и описывать хозяйства. Участок у меня был пол района: от Славы до Краснознаменска, 5-й совхоз (Февральское), 18-й совхоз и я везде ходила пешком. Тогда в каждом поселке был свой колхоз: в Никольском был колхоз «Карла Маркса», в Должанском - «День Победы», в Тимофеево «Новая жизнь», в Алексеевке колхоз «Чапаева», все это был мой участок.
После замужества в 1948 году переехала в Ливенское, 2 года работала в библиотеке. Молодежи тогда много было, клуб был большой, хороший, даже из Калининграда артисты приезжали. Света и радио у нас не было, а когда стали провода тянуть, столбы развезли по домам, чтобы их ошкурить, ребята мои маленькие были, с такой охотой взялись за дело, что старший обморозил себе руки.
В Краснознаменск ходили вдоль реки Шешупы, через колхоз «Заря», ныне Зеленолесье, а около плотины ходил паром, и на этом пароме переправлялись на тот берег. В этом совхозе жила семья пожилых немцев, мы у них иногда останавливались на отдых. До 1951 года область была закрытой, и нужно было делать специальное приглашение для приезда родственников.
В Неманское я приехала в 1961 году. В это время от кирхи остались одни развалины, и памятника тоже не было. Сначала поселилась у свекрови, в том доме, где жили Макеровы, только с другой стороны, у немцев там видимо скотобойня была. Об этом говорил рисунок жирного поросёнка.
Потом нам дали этот дом, где я сейчас живу, он был построен в 50-х годах. С 1964 по 1981 годы работала секретарем в сельсовете. В 1981 году вышла на пенсию.
Валентина Никифоровна Артамонова, Алексеевское сельское поселение.

Валентина Никифоровна Артамонова родилась 16 мая 1933 года в деревне Струково Волховского района Орловской области. В семье было ещё два брата. Отец работал счетоводом, мать - разнорабочей, а затем в шахте.
Когда началась война, Вале было 8 лет. В деревню немцы приехали зимой, ехали большими обозами. У них в доме поселились 17 человек. Но в де¬ревне были и партизаны. Они подожгли амбар, от него загорелся родитель¬ский дом, крыша рухнула и ночью все немцы сгорели. Когда дома не стало, ма¬ма с детьми ушла жить в старую холодную школу. Папа умер от ранений. Нем¬цы окружили Струково и погнали людей из трёх деревень по дороге к Минску. Маленькая Валя вместе с мамой шла в этой колонне пленных. Под Минском их заточили в лагерь за колючей проволокой. Все жили на нарах, кормили плохо и Валя сильно голодала. Дети ходили с палками, в которые вбивали гвозди, и иногда украдкой воровали картошку, чтобы не умереть. Взрослые работали на немцев, а дети помогали им: разбирали завалы, что-то строили.
Когда наши освободили Минск, люди пошли в свои деревни. Поехала до¬мой и семья Валентины Никифоровны. В лесу, по дороге домой, лошадь отобрали «власовцы», тогда впрягли корову и так доехали до своего сгоревшего дома. Есть было нечего, ели гнилую картошку.
После окончания войны Валентина завербовалась в Москву, там строили киностудию «Мосфильм», затем работала на торфоразработках во Владимир¬ской области. Познакомилась с Алексеем Егоровичем Артамоновым, родились двое детей - Владимир и Валентина.
В 1963 году после переезда в Калининградскую область Валентина Ники¬форовна стала работать дояркой, разнорабочей в совхозе «Бородино». В 1978 году муж умер и воспитывать детей стала одна.
Награждена юбилейными медалями:
«60 лет Победы в Великой Отечественной войне»,
«65 лет Победы в Великой Отечественной войне».
Материалы для печати подготовила

И. Виноградова.

Скрипчук Александра Фоковна, п. Весново.

Родилась 7 ноября 1923 года в селе Гринево Брянской области. 20 июня 1941 года закончила 10 классов, 22 июня началась Великая Отечественная война. В 1942 году Александра Фоковна и еще 27 односельчан были насильственно угнаны в Германию. Она находилась в концлагере г. Данцига с 1942 по 1945 год.
27 марта 1945 года была освобождена советскими войсками. В 1946 году возвратилась на Родину в Брянскую область. В этом же году поступила в сельскохозяйственный техникум.
В 1953 году была направлена на работу в совхоз № 53 поселка Весново Калининградской области. Пять лет работала агрономом.
С 1953 года стала работать в школе. В 1960 году закончила 5-ти годичные московские курсы по подготовке учителей немецкого языка.
С 1965 года член КПСС. Совмещала работу в школе с рядом общественных работ: член парткома, председатель женсовета, участник художественной самодеятельности. Ушла на пенсию в возрасте 75 лет, в 1998 году. Ветеран труда.
Бухтияр Алексей Сергеевич, п. Февральское.
Солдат.

Родился в 1926 году в г. Кориновск Краснодарского края, в полной семье, имевшей пять детей.
Войну прошел от Новороссийска до Румынии. Воевать начал в партизанском отряде в 1942 году. Часто ходил в разведку. В 1943 году попал в стрелковую дивизию, 21 стрелковый полк. Затем воевал в составе 324 стрелкового полка. Был ранен. В мае 1944 года на границе Румынии и Молдавии в бою получил малую контузию.
За годы войны попадал в разные переплеты, достаточно серьезные, но в плену не был. В 1945 году воевал в составе 74 десантного полка, 42 десант¬ного полка, 407 стрелкового полка. Имеет боевые награды. После войны полк был расформирован, попал во внутренние войска. До 1950 года служил в г. Ростове. С 1954 года поднимал целину, работал на совесть. С 2001 года проживает в п. Февральское Краснознаменского района Калининградской области.
Ременяко Александра Кондратьевна.

Родилась 25 декабря 1925 года в деревне Ковалево Ярцевского района Смоленской области.
В начале февраля 1944 года в деревню Ледищево прибыл 63 полк резерва офицерского состава и вольнонаемный персонал. 10 февраля 1944 года была оформлена приказом №42 поваром полка. 63 полк резерва офицерского состава следовал в Смо¬ленск, затем в Литву, местечко Уручье.
1 февраля 63 полк перешел границу Восточной Пруссии, 12 февраля прибыл в Инстенбург, где Александра Кондратьевна встретила Победу 9-го мая 1945 года. В первые послевоенные годы переписывалась с однополчанами, затем переписка оборвалась.
Имеет награду - Орден Великой Отечественной войны 2 степени. Награждена медалями: «За Победу над Германией», «20 лет
Победы в Великой Отечественной войне», «30 лет Победы в
Великой Отечественной войне», «40 лет Победы в Великой
Отечественной войне», «50 лет Победы в Великой Отечественно
войне», «70 лет Вооруженных сил СССР».

К сожалению, время не стоит на месте. Буквально вчера ребята посещали ветеранов, беседовали с ними, слушали их истории жизни, а сегодня, бывшего капитана Козырева и старшего сержанта Бутлова с нами уже нет. Но рассказы о них, написанные школьниками нашего района, вечно будут жить в «Книге Памяти».


Козырев Владимир Павлович, п. Весново.

Родился 10 января 1922 года в деревне Нижние Луги Демидовского район Смоленской области в семье крестьянина. Всего в семье было трое детей: две девочки и один мальчик.
В детском возрасте проявлял разнообразные способности: пел, танцевал, занимался спортом.
Среднюю школу закончил в своем родном селе в июне 1941 года. В первые дни войны отец ушел на фронт. Владимир Павлович был призван в ряды Советской Армии в начале июля 1941 года. Сразу после мобилизации был направлен в Златоустовское военно-инженерное училище, которое успешно закончил через семь месяцев получив звание лейтенанта.
После учебы воевал под Белгородом в составе 28 армии под командованием Рокоссовского. Воевал на Южном Сталинградском фронте, участвовал в освобождении Прибалтики. Закончил войну в звании капитана.
В Калининградскую область приехал в марте 1948 года. Работал бригадиром Неманского ЦБК, затем на маслосырзаводе поселка Февральское Краснознаменского района.
С 1975 года работал строителем в совхозе «Весновский», с 1982 года пенсионер.
Имеет награды : медаль «За Победу над Германией», медаль «20 лет Победы в Великой Отечественной войне», знак «25 лет Победы в Великой Отечественной войне», медаль «30 лет Победы в Великой Отечественной войне», медаль «50 лет Вооруженных сил СССР», медаль «60 лет Вооруженных сил СССР».
В последнее время проживал в поселке Весново Краснознаменского района Калининградской области.
Бутлов Василий Романович, п. Весново.
Старший сержант

Родился 15 февраля 1921 года в деревне Бахань Журавического района Гомельской области. Был призван в ряды Советс¬кой Армии в 1940 году в Дновском районе Ленинградской области. Воевал в составе 3-го Прибалтийского фронта. В 1940-1941 гг. был начальником радиостанции, 472 отделение. С 1941 по 1945 год был начальником радиостанции 339 отделе¬ния. С 1945 по 1947 год служил начальником радиопеленгатора 339 отделения. Демобилизован - 14 апреля 1947 года.
Награжден орденами и медалями: орденом «Отечественной войны II степени», Орденом «Трудового Красного Знамени», медалью «За взятие Кенигсберга», медалью «За Победу над Германией», медалью «20 лет Победы в Великой Отечественной войне», медалью «50 лет Вооруженных сил СССР», медалью «За доблестный труд», медалью «30 лет Победы в Великой Отечественной войне», медалью «60 лет Вооруженных сил СССР». После демобилизации проживал в п. Весново Краснознаменского района Калининградской области.
Наталья Малаховна Гержа, п. Неманское.

Родилась 20.09.1931 г. в деревне Волосово Толоченского района Витебской области.
- Моя девичья фамилия Антонович. К началу войны я перешла во 2-й класс школы. Нашу деревню немцы заняли в первые дни войны. Они жили по хатам, а в лесах были партизаны. Если кто-то из жителей шел в полицаи, то их родственников расселяли по нашим хатам - они были на правах хозяев, а мы прислуживали. А немцы нас не обижали. Жили они в школе, конторе, библиотеке. Немцы часто менялись, одни уезжали, другие приезжали. К нам приходил один, ему лет 50 было, он угощал, нас, детей, конфетами. Отец у него был немец, а мать - полька. Он немного разговаривал по-русски. Рассказал, что бомба упала на его дом и убила всю его семью. Дочку его звали Натой и он, как узнал, что меня зовут Наташа, всё ходил угощал меня конфетами. На Новый год принёс мне ёлочку и хотел после войны забрать меня к себе. Нашу деревню не сожгли, а в соседней деревне с названием Плюговка, часто были партизаны. Так там, всех загнали в дома и закидали гранатами, потом сожгли.
В июне 1944 года нас освободили. Немцы собрались проводить карательную операцию против партизан, сели в повозки, а тут прибежал немец, кричит, что «русские идут». Фашисты развернулись, похватали свои вещи, сели на машины и понеслись на Толочин. Мы спрятались в окопе, слышим грохот - наши танки идут. Все люди попрятались, никого не видно. Солдаты остановились возле нашей хаты, кухню развели, начали обед варить, а людей никого нет. Мама выглянула из окопа, говорит: «Какие-то мужчины ходят, только не немцы, одежда не немецкая». Слышит, по-нашему разговаривают, она вылезла, солдаты ей очень обрадовались. Они думали, что людей всех угнали. Люди все, которые в деревне были, вылезли из окопов. Солдаты нас накормили. Вот так мы и встретили наших солдат.
20 сентября 1944 года нам пришла похоронка на отца. В похоронке был неправильно указан район, поэтому мы не сразу сумели найти братское захоронение. Потом военком Андреев из Краснознаменска помог мне найти могилу отца. Похоронен отец в деревне Паевонис Вилкавишского района в Литве. Там похоронено 980 солдат в Братской могиле. Мы всей семьёй туда ездили: сестра моя с сыном, я с дочкой. Могила была хорошо ухожена.
Когда немцев прогнали, отцы наши были на фронте, матери сеяли, пахали. А мы, нас 6 девочек было, все уже были переростками и школу больше не вернулись, а пошли работать в колхоз. Вставали в 4 утра, работали с волами, боронили, а в 11 часов, когда наступала жара, мы шли домой.
Я как вспомню свое детство, ни конфетины мы не видели, одну траву ели: и лебеду, и щавель, и крапиву. Что мы только не ели, а были здоровые. Картошку гнилую на поле собирали. С нами работал старый дядька - инвалид, этот дядька волов кормил. А как солнце немного спадет, мы опять работали до самого темна. Потом сено заготавливали, бабы косят, а мы разгребали эти покосы, копнили и ставили в стога. Так мы и работали наравне со взрослыми. За работу нам денег не давали, а ставили трудодни. А осенью рассчитывались: 200 г хлеба давали на трудодень. Когда фронтовики вернулись, то сказали, что их дочки в колхозе работать не будут, а у нас-то отца нет и я в 1950 году завербовалась в Калининградскую область.
Приехала в Полесский район, поселок Сосновка. Работала в лесу. Сначала поступила в бригаду к дяде Саше Божанову. Это наша бригада, дядя Саша с пилой стоит, он взял меня в помощницы. Он валил лес пилой, а я помогала, держала пилу с другой стороны, но я очень боялась когда деревья начинали падать, не знала куда бежать. Я ушла на погрузку. В лесу была эстакада, вагонетки были, рельсы, по ним брёвна к месту погрузки подвозили. Пилили тогда двухметровки. И вот мы трое внизу, двое на верху, руками грузили лес на машины. За смену мы загружали 15 - 16 машин. Три бригады у нас было, одна мужская и 2 женских. Работали в три смены. Ночью шофёр нам фонарём светил.
Туда и Павлик мой, тоже по вербовке сюда приехал, вскоре и расписались. В 1952 году наш леспромхоз был ликвидирован и Павлика моего перевели сюда, он настраивал пилы, делал топорища. Нам сразу этот дом дали. Здесь была одна комната, кухня и кладовая. До 1964 года я не работала, на завод меня Павлик не пускал, а другой работы не было - сидела дома с детьми. Потом пошла на «хвойку», работала бригадиром. В моей бригаде работали Женя Анисимова, Вера Павлова, Аня Новикова, Тамара Митрофанова. Это мы здесь фотографировались. На этой фотографии Аня Новикова, Тамара Митрофанова и я. Тяжело очень на хвойке работать было, летом комары одолевали, а зимой снег, я там 22 года отработала. Четыре раза избиралась депутатом сельского Совета: трудовая книжка вся исписана благодарностями за хорошую работу.
Неоднократно отмечалась и правительственными наградами. Много раз была награждена значками «Победитель соцсоревнования», «Ударник социалистического труда», «Ударник пятилетки». В 1970 году получила медаль «100 лет со дня рождения Ленина», а в 1981 году была награждена орденом «Знак Почёта». Вручали орден в Калининграде. В 1995 году была награждена медалью «50 лет Победы». В 1997 году наградили медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной Войне». В 2005 году получила медаль «60 лет Победы», В 2006 году награждена медалью «60 лет Калининградской области», а в этом году дали медаль «65 лет Победы».
Зинаида Яковлевна Ревина, п. Неманское.

Родилась 15 сентября 1926 г. в селе Казанское Никольского района Орловской области. Образование среднее, после школы окончила курсы счетоводов. Мама - Евдокия Гавриловна Чечеткина, 1900 года рождения; папа - Яков Иванович Нечеткий 1897 года рождения.
- Перед самой войной мы переехали на мельзавод, в 2-х километрах от Ливнов (Город Ливны Орловской области. Прим. редакции.) Когда началась война, люди стали покидать свои дома и нам предложили перейти в дом, который был на 1,5 км ближе к городу. При переезде мы пешком таскали свои вещи через речку.
С приближением немцев, на заводе все жгли, мешки с мукой и зерном кидали в речку, чтоб немцам ничего не досталось. Люди стояли в очереди, хотели купить за деньги, но им ничего сначала не давали, а потом разрешили брать просто так, мы тогда три мешка муки запасли.
Кода немцы пришли, они на большаке выставили караул и сменялись каждые 2 часа. В нашем доме было расквартировано несколько человек. Один пожилой немец сказал маме: «Матка, война надоела, у меня 5 детей, а я все воюю: Австрия, Франция, Россия...». На вторую ночь они собрались на ночлег, попросили маму приготовить им чай. У нас, в связи с переездами, самовара не было, мама ухватом закатила чугун в печку, и стала греть. Тут прибежал их дозорный и сказал, что в соседней деревне - русские. Немцы мигом махнули на себя шинели, подхватили все и ушли, чай их так и остался в печи. Так что немцы у нас жили всего 2 дня.
Наши расположились в Сергеевке, а немцы в Ливнах, а мы между ними, в низине - 5 км до Сергеевки и 2 км до Ливен. Снаряды целый месяц, до 25 декабря, летали над нашими головами. Ночевали мы в подвале, потому, что бои шли кругом. 25 декабря мы увидели, что весь город сверкает огнями, это били «Катюши», немцы их очень боялись, а после этого Орловско-Курская дуга началась. Весной нас эвакуировали подальше от фронта. Отвезли нас, а мы летом делегатов домой направили, узнать как там наши огороды? Патрули нашу делегацию еле пропустили. Посмотрели, хлеб созрел, у кого огороды в центре были так ничего не тронуто, а наш огород с краю был, так картошку солдаты выкопали. Была в нашем колхозе одна лошадь, дали комбайн хлеб молотить, машину и мы поехали собирать урожай.
В 1941 году папу на фронт не взяли потому, что когда директор завода эвакуировался со всеми архивами в тыл, он был в охране. Когда немцев прогнали, в 1942 году, папу призвали в армию. Служил он в госпитале до конца войны, домой вернулся только осенью 1945 года.
1-го сентября, мы провожали младшего брата Ивана в школу. На дороге встречается полуторка, вышел отец. Мы хотели вернуться назад вместе, но надо было Ивана в школу записать. Мы быстро сделали это и бегом домой, соскучились по отцу.
В войну мы работали целыми днями, а когда погода стояла хорошая, луна светила, то бригадир говорил: «Давайте девчата и ночью пойдем, фронту хлеб нужен». Сушили зерно, веяли, скирдовали.
После войны жить было негде. Был у нас в деревне ветеринар Федунов, он и подговорил нас завербоваться в Кенигсбергскую область. Мы подали заявление, собрали документы. Потом пошли разговоры, что здесь орудуют бендеровцы, мы испугались. Отец заявление назад забрал, но Федунов нас всё же, уговорил, да и жить нам было негде, своего дома не было. Мы отправились на новое место всей своей большой семьёй: мама, папа, я, еще две сестры и два брата.
Ехали мы на товарном поезде, в вагонах сделали нары, на них в одном вагоне целый поселок поместить можно было. Везли все, у кого что было. Скот в отдельных вагонах, на остановках выходили, ухаживали за животными. Мы привезли с собой козу и корову. Приехали в Шталуппеннен (Нестеров) 25 октября 1946 года, потом подогнали машины и нас, кто приехал из Ливенского района, привезли в Гальбрастен (Ливенское). Мы и назвали наш поселок «Ливенское», а колхоз «Ливенский ударник». Здесь была комиссия назначена, гражданское управление из Краснознаменска приехало, и говорили каждому, по списку, кому какой дом достался.
Нашу семью поселили в большом сером доме напротив школы, рядом памятник был немецкий жертвам первой мировой войны, липы стояли у ворот. Одна немка рассказала, что в этом доме жил богатый человек, в 1943 году он уехал из поселка. В одной комнате под печкой мы нашли фотокарточку, она была разрезана пополам и подписана: «Данилюк Варвара». Мы послали фотокарточку в «Сельскую жизнь», написали запрос, но никто не отозвался. На чердаке была летняя комната и чулан отгорожен. Когда мы там убирались, между досок нашли яичную скорлупу. Видимо наши русские батрачили на немцев, украдут в сарае яйцо, съедят, а скорлупку спрячут, чтоб никто не нашел.
Когда мы приехали сюда, оставалась кое-какая мебель, но тимофеевцы приехали раньше и один мужчина из Тимофеево хвастался, что из наших домов много чего натащили. Около дома было несколько сараев, в них запасено много сена. Был сарай на 14 коров, курятник, сарай для лошадей, для свиней, сараи были хорошо оборудованы, всё продумано. Потом сараи перешли колхозу. Зима 1946-47 годов была очень снежная, сугробы большие были, на деревьях такие «шапки» снежные висели. Немцы говорили, что русские привезли с собой зиму.
Как переселенцам дали нам пальтишки из крашеного шинельного сукна, каждому по паре рабочих ботинок из свиной кожи, керосин, спички, мыло, ситцу по 5 метров. Потом мама с отцом поехали в Калининград, купили швейную машинку «Зингер» и мама нас всех обшивала.
Дом у нас был большой, хороший и все уполномоченные останавливались у нас, один мне предложили работать участковым инспектором в отделе статистики. Там я работала с декабря 1946 года и до замужества.
А работа такая: начинается новый год, нужно было ходить по дворам и описывать хозяйства. Участок у меня был пол района: от Славы до Краснознаменска, 5-й совхоз (Февральское), 18-й совхоз и я везде ходила пешком. Тогда в каждом поселке был свой колхоз: в Никольском был колхоз «Карла Маркса», в Должанском - «День Победы», в Тимофеево «Новая жизнь», в Алексеевке колхоз «Чапаева», все это был мой участок.
После замужества в 1948 году переехала в Ливенское, 2 года работала в библиотеке. Молодежи тогда много было, клуб был большой, хороший, даже из Калининграда артисты приезжали. Света и радио у нас не было, а когда стали провода тянуть, столбы развезли по домам, чтобы их ошкурить, ребята мои маленькие были, с такой охотой взялись за дело, что старший обморозил себе руки.
В Краснознаменск ходили вдоль реки Шешупы, через колхоз «Заря», ныне Зеленолесье, а около плотины ходил паром, и на этом пароме переправлялись на тот берег. В этом совхозе жила семья пожилых немцев, мы у них иногда останавливались на отдых. До 1951 года область была закрытой, и нужно было делать специальное приглашение для приезда родственников.
В Неманское я приехала в 1961 году. В это время от кирхи остались одни развалины, и памятника тоже не было. Сначала поселилась у свекрови, в том доме, где жили Макеровы, только с другой стороны, у немцев там видимо скотобойня была. Об этом говорил рисунок жирного поросёнка.
Потом нам дали этот дом, где я сейчас живу, он был построен в 50-х годах. С 1964 по 1981 годы работала секретарем в сельсовете. В 1981 году вышла на пенсию.
Валентина Никифоровна Артамонова, Алексеевское сельское поселение.
Валентина Никифоровна Артамонова родилась 16 мая 1933 года в деревне Струково Волховского района Орловской области. В семье было ещё два брата. Отец работал счетоводом, мать - разнорабочей, а затем в шахте.
Когда началась война, Вале было 8 лет. В деревню немцы приехали зимой, ехали большими обозами. У них в доме поселились 17 человек. Но в де¬ревне были и партизаны. Они подожгли амбар, от него загорелся родитель¬ский дом, крыша рухнула и ночью все немцы сгорели. Когда дома не стало, ма¬ма с детьми ушла жить в старую холодную школу. Папа умер от ранений. Нем¬цы окружили Струково и погнали людей из трёх деревень по дороге к Минску. Маленькая Валя вместе с мамой шла в этой колонне пленных. Под Минском их заточили в лагерь за колючей проволокой. Все жили на нарах, кормили плохо и Валя сильно голодала. Дети ходили с палками, в которые вбивали гвозди, и иногда украдкой воровали картошку, чтобы не умереть. Взрослые работали на немцев, а дети помогали им: разбирали завалы, что-то строили.
Когда наши освободили Минск, люди пошли в свои деревни. Поехала до¬мой и семья Валентины Никифоровны. В лесу, по дороге домой, лошадь отобрали «власовцы», тогда впрягли корову и так доехали до своего сгоревшего дома. Есть было нечего, ели гнилую картошку.
После окончания войны Валентина завербовалась в Москву, там строили киностудию «Мосфильм», затем работала на торфоразработках во Владимир¬ской области. Познакомилась с Алексеем Егоровичем Артамоновым, родились двое детей - Владимир и Валентина.
В 1963 году после переезда в Калининградскую область Валентина Ники¬форовна стала работать дояркой, разнорабочей в совхозе «Бородино». В 1978 году муж умер и воспитывать детей стала одна.
Награждена юбилейными медалями:
«60 лет Победы в Великой Отечественной войне»,
«65 лет Победы в Великой Отечественной войне».
Материалы для печати подготовила
И. Виноградова.
Категория: 2010 год | Просмотров: 1033 | Добавил: skorpion64 | Теги: Наталья Малаховна Гержа, Алексеевское сельское поселение, п. Неманское, Зинаида Яковлевна Ревина, Валентина Никифоровна Артамонова | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:

НАГРАДА

Nagrada

Краснознаменск

karta

Архив номеров

...

Опрос

Форма входа

Суббота
19.10.2019
22:46


 Почетный гражданин

ПОИСК ПО САЙТУ

Отдых

Детские вопросы

TILSIT56

ПОГОДА

Яндекс.Погода

Комментарии

Не надо доставать бродячих собак. Тогда и щипать не будут.

Это лучшие фотографии из тех, что были, к сожалению.

Курс валют

Курсы валют ЦБ РФ
22.08.2016
Курс Доллара к рублю на сегодняUSD00.00000.000
Курс Евро к рублю на сегодняEUR00.00000.000
Курс Фунта к рублю на сегодняGBP00.00000.000
Курс гривны к рублю на сегодняUAH00.00000.000

Counter


Онлайн всего: 2
Гостей: 2
Пользователей: 0


[ Кто нас сегодня посетил ]
Copyright MyCorp © 2019
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz
Яндекс.Метрика