КРАСНОЕ ЗНАМЯ


общественно-политическая газета
Приветствую Вас Гость



Название: Событие
Дата добавления: 17.08.2017
Коментариев: 0
Название: Наш опрос
Дата добавления: 17.08.2017
Коментариев: 0
Название: Наш опрос
Дата добавления: 17.08.2017
Коментариев: 0
Главная » 2016 » Август » 18 » Года- не беда, коль душа молода
Года- не беда, коль душа молода
13:42
Года- не беда, коль душа молода

История Калининградской области насчитывает 70 лет. В юбилейный год особое внимание уделяется ветеранам становления области. Их осталось не так много, всего 7974 человека на весь Янтарный край. И чтобы молодое поколение жителей Калининградской земли знало, каким трудом досталось сегодняшнее благополучие, мы продолжаем на страницах нашей газеты рассказывать о первых переселенцах, восстановивших разрушенное войной хозяйство, жилье, инфраструктуру. Сегодняшний наш рассказ о Екатерине Федоровне Пучковой, приехавшей в Краснознаменский район 13 сентября 1946 года.




Беззаботное детство

Екатерина Федоровна родилась 1 ноября 1928 года, в селе Александровка, которое расположено в 25 км от районного центра Таловое, и в 130 км от областного центра – города Воронеж.
-Село наше старинное, основанное еще в 1831 году. Первые жители были переселенцы из соседнего села Новая Чигла, владельцем которого в то время был сенатор Александр Григорьевич Кушелев, он считал своим святым покровителем князя Александра Невского. По его имени и получило село название – Александровка.
По тем временам, Александровка жила богато. В селе была Александро-Невская церковь, построенная еще в 1862 на средства помещиков и простыхприхожан. Были магазины и школа, построенная в 1895 году.
У каждой, даже молодой, семьи был свой саманный дом. Это чуть позже, в 30-х годах, колхозники стали перестраиваться, «саманки» начали заменять небольшими, но деревянными домами с деревянным полом, хотя, как и прежде, под соломенной крышей. Вот и мои родители в 1936 году построили новый, большой и очень красивый деревянный дом, - начала свой рассказ пожилая женщина.
- В нашем селе почти все жили зажиточно. Например, у нас в домашнем хозяйстве было несколько коров, небольшое стадо овец, шесть – семь свиней, а птицы столько, что не сосчитать. И это несмотря на то, что родители работали в колхозе (назывался «Январский перелом») за трудодни, Так, что детство мое прошло вполне сытно и беззаботно.
Жили мы счастливо. Я никогда не слышала, чтобы мама с папой ругались. Папа – Федор Николаевич Королев был бригадиром, мама Мария Степановна – звеньевой. Работали, не покладая рук. За успехи в труде мою маму даже на ВДНХ отправляли. Но она была беременна третьим ребенком, поэтому поехать в Москву не смогла, - продолжала делиться своими воспоминаниями наша собеседница.
- Когда мне исполнилось девять лет, я пошла в школу. Училась хорошо. Детей в классах было столько, что за партой приходилось сидеть по 4 – 5 человек. Директора школы звали Дмитрий Тихонович, а мою первую учительницу – Матрена Николаевна, она мне доводилась родной теткой, сестрой отца. Да мы в селе вообще все друг другу родственниками через десятое колено приходились.
Тяготы военной жизни

Екатерина Федоровна хорошо помнит все, что связано с войной. По ее словам, день 22 июня 1941 года в селе начался с подготовки к встрече хора им. М. Е. Пятницкого. Этот коллектив часто давал концерты в Александровке, т. к. именно здесь родился руководитель и создатель хора, Митрофан Ефимович Пятницкий.
- В нашем селе было несколько маленьких ключевых озёр. Еще в начале 19-го века жители этих мест построили почти на каждом из них небольшие плотины и прорыли канал, через который вода из озерец текла в речку Таловая. Так вот, ожидая приезд музыкального коллектива, практически все село вышло на организованный субботник. Мужчины ремонтировали плотину, которая должна была заменить сцену. Старики подметали и уносили мусор. Женщины украшали сцену ленточками и самодельными флажками. Дети бегали и больше мешали, чем помогали. У всех было приподнятое настроение. И вдруг, как гром среди ясного неба, раздался голос Левитана. Вначале никто нечего не понял. А когда до людей дошло, что началась война, помню, как среди гробовой тишины раздался женский крик. Уж сколько лет прошло, а я его помню, - вздохнула женщина.
Как далее рассказал Екатерина Федоровна, поздно вечером пришли и за ее отцом. И он уехал. Правда, через два дня, он приехал. Ему дали две недели на сборы. И следующий раз дети увидели своего папу только в 1943. Когда он, после тяжелого ранения под Москвой, отлежав почти восемь месяцев в госпитале, с искалеченными руками вернулся домой.
Перед войной в Александровке насчитывалось 388 дворов и в них проживало 1676 человек. Большую часть составляли мужчины. После их ухода весь тяжелый колхозный труд лег на плечи женщин, детей и стариков.
- Немцы до нас не дошли. Их остановили в пяти километрах от узловой железнодорожной станции Таловая. Это был очень важный объект для Красной Армии. Через станцию шли эшелоны с военной техникой, живой силой и продовольствием. И мы видели, как ежедневно станцию бомбили немецкие самолеты. В двух километрах от нас, на невысоком кургане, стояли наши зенитные орудия. А в четырех километрах на довоенном аэродроме, базировалась советская летная часть. Поэтому гул от русских и немецких самолетов и грохот орудий наших зениток стоял над селом постоянно. А еще ежедневно ребята, что были младше нас, ходили по поселку и собирали осколки от снарядов.
Мы же наравне со взрослыми работали на полях. Собирали свеклу, подсолнух, тыкву, картошку. Работали на быках-тяжеловозах. Ребята постарше, когда к нам продвигались фашисты, чуть ли не ежедневно угоняли подальше от села крупный рогатый скот: боялись, чтоб гитлеровцам не досталось. А колхозных свиней, овец и коз наша председательница раздала по селянам с наказом: придет фриц, резать безжалостно. Хорошо, что у нас председателем колхоза стала женщина, благодаря ей, я осталась в родном доме, - продолжала рассказывать Екатерина Федоровна.
- В 1942 году по селам стали собирать молодежь и увозить в глубь страны для учебы в ФЗО. Многих тогда забрали, особенно юношей. Так вот, она маму предупредила, что скоро придут и за мной, ведь мне к тому времени исполнилось 14 лет. Помню, как в один из дней мама прибежала с поля домой, держа в руках краюшку хлеба. Сказала, чтобы я быстро съела и запила водой. Буквально через 15 минут меня стало выворачивать наизнанку, и как раз в этот момент за мной пришли. Глянули на меня, поинтересовались, чем я больна (уж не помню, что мама ответила), повернулись и ушли. Больше меня не трогали. А я молочком отпилась и все – выздоровела.
Потом, я сколько у мамы ни спрашивала, что же она мне такое дала, она все время отшучивалась: - Муху ты съела, - улыбнулась своим воспоминаниям старушка и уже серьезно продолжила: - Время было страшное. Со станции Таловое к нам в село ежедневно везли раненых. Разбомбят фашисты санитарный поезд, всех раненных к нам. Школу тогда под госпиталь переоборудовали. А сколько беженцев у нас было, не счесть. В нашем доме беженка с четырьмя детьми из Сумской области Украины жила. Все вместе жили. Спали, ели из одной чашки. А сейчас вдруг Украина стала считать Россию своим врагом. О чем только их правительство думает? Стыдно и горько. А тогда мы все были родными советскими людьми, - опять вздохнула Екатерина Федоровна.
В 1943 году, как только отгремели бои под Сталинградом, и советские войска погнали захватчиков на Запад, в Александровке стала налаживаться мирная жизнь. Снова образовался колхоз. Собрали всю скотину, которую сберегли жители. Стали расчищать от осколков и неразорвавшихся снарядов колхозные поля. Возобновили работу сельсовет и школа. Но повзрослевшая Екатерина за парту больше не села.
- Стыдно как-то было, сидеть рядом с семилетними детьми за одной партой. Ведь мне уж пятнадцать в сорок третьем стукнуло. Так и осталась я на всю жизнь с трехклассным образованием. Пошла, как и многие мои сверстники, работать в колхоз. Работали на износ, от зари до зари.
Победный 1945 год селяне встретили уже с вполне крепким хозяйством и довольно хорошим приплодом как крупного скота, так и мелкой живности. Казалось бы, все хорошо. Я с папой работала, он к тому времени стал помощником председателя колхоза, мама вела домашнее хозяйство и занималась младшими детьми (в 1944 году в семье появился пятый ребенок), и будто бы, ничто не предве6щает беды.
Но в 1946 году в Воронежской области, случилась страшная засуха. Взрослые, глядя на погибший урожай, задавались вопросом: чем же они будут кормить зимой своих детей? А в нашей семье случилось еще одно горе. Едва родившись, в возрасте 3-х месяцев умерла моя сестренка.
И тут в село пришли вербовщики с рассказами о сказочной жизни на бывших немецких землях, - продолжала вспоминать пожилая женщина
Жизнь на новой земле

- С собой в дорогу мы взяли корову, несколько овец и даже гусей и кур прихватили. Свиней зарезали, мясо заготовили, напекли хлеба. Добрались до узловой станции Лиски, где нам выдали продукты: масло растительное, пшено, консервы и хлеб. В товарном вагоне, помимо нашей семьи, было еще семь. Ехали 10 суток, останавливаясь для кормления скота. Во время пути я познакомилась с красивым, добрым и очень отзывчивым парнем из нашего района Петей Пучковым. И с момента нашего знакомства мы стали неразлучны, что в конечном итоге привело к тому, что мы стали мужем и женой, - улыбнулась Екатерина Федоровна.
-Так доехали до Шталлупёнена (Нестеров). Взрослых и детей военные, которые нас встречали, посадили на машины и увезли в неизвестном направлении, а нас, молодых, оставили гнать скотину. Шел дождь грязные, промокшие уже ночью, мы дошли до Багдонена (Шейкино). Там в сараях большого барского поместья, от которого сейчас к сожалению не осталась ничего, даже не перекусив, закопавшись в солому уснули. А утром отправились в путь. Не заходя в Лазденен (Краснознаменск), провожатый повел нас по дороге, ведущий в Советск, тогда Тильзит. По пути нас становилось все меньше и меньше, и к конечному селению Йунштайн (Крайнее) нас осталось всего несколько человек.
Дом, который выделили нашей семье, находился в километре от центральной дороги. Добротное, кирпичное здание, по всей видимости, построенное совсем недавно. Рядом – бывшая немецкая усадьба, в которой расположилось правление колхоза с незатейливым названием «Красное знамя». По соседству с нами жили немцы, вполне себе мирные, которых мы сразу научили петь русские песни, - засмеялась наша собеседница.
- Пока старшие обустраивались, нас, молодежь, председатель колхоза Костопраев Иван Алексеевич отправил собирать все, что осталось от немцев – плуги, бороны, грабли, лопаты. Это все, что могло пригодиться для сельскохозяйственных работ. А спустя два месяца нас направили в Подгородненское лесничество на валку леса. Вручную лес валили мы до марта. Я работала на подпилке и валке. Многие девчата рубили сучья, а парни перетаскивали бревна до Шешупе и спускали вплавь. Так бревна доплывали до Немана, на деревообрабатывающую фабрику. Тяжелый был труд, но мне помогал, мой Петя, который всегда был рядом. Уставали страшно, но вечером только заиграет патефон мы, как ни в чем не бывало, бежали на танцы, - улыбнулась Екатерина Федоровна.
В марте 1947 года, когда сошел снег, молодежь вернули в колхоз на сельхозработы. Катя была погонщицей, ее друг Петр, сеяльщиком. А летом Катерину и еще трое девчат отправили в Черняховск за коровами. Вместе с управляющим они четыре дня шли из Черняховска до своего колхоза, гоня перед собой стадо из 40 голов.
Пригнав коров, девушка решила стать дояркой. Отец не хотел, чтобы дочь шла на эту работу. Но вопреки его воле Екатерина взвалила на свои плечи тяжкий труд.
- Коровы были хорошие. От немцев остались совершенно целые и коровники и свинарники. Так что первое колхозное стадо, было где содержать. И вообще, глядя на наше село, можно было подумать, что войны и не было вовсе. Вся Калининградская земля стояла в руинах, а у нас все было целое. Цветы, словно в раю. Огромные малинники с ягодами крупными и ни одного червячка. Леса такие чистенькие, что идешь и видишь, где грибы растут. Но мы их не собирали. Не знали, что такое грибы. А дома какие! Это их потом наши на дрова разломали. Немцы для розжига, веточки собирали, а наши – нужны дрова, пойдут двери окна, полы повыдергают и жгут. До сих пор душа болит, как могли такие крепкие здания порушить, - вздохнула старушка.
Проработала Екатерина дояркой недолго. Отец оказался прав. Помимо всего прочего, коров нужно было кормить, а главное поить. По 40-50 ведер приходилось носить из ближайшего озера. И организм молодой хрупкой девушки дал сбой. Перед самым Новым годом заболела она двухсторонним воспалением легких. Поправилась только к весне. И пошла она разнорабочей в колхоз.
За всю свою долгую трудовую деятельность, Екатерине Федоровне пришлось много, где поработать. Ухаживала за скотиной. Работала разнорабочей на черепичном заводе. На сырзаводе вручную варила и формировала сыр, была санитаркой в родильном отделении Краснознаменской больницы и заправщицей на нефтебазе. После выхода на пенсию еще 14 лет опять работала на сырзаводе, сначала варила творог для норковой фермы, потом прачкой и охранником. Ушла на заслуженный отдых в 69 – летнем возрасте.
Семья

За своего друга Пучкова Петра Васильевича Екатерина вышла замуж 15 марта 1948 года. По словам женщины, свадьба была бедная, но веселая. Гуляло человек 40. Первое время жили у свекрови. Затем молодым дали отдельную квартиру. В 1949 году родилась первая дочь Валентина, а на следующий год, вторая, Людмила.
Вскоре Петра отправили учиться в Советск на комбайнера.
–Помню, муж на учебе был, младшей еще и трех месяцев не исполнилось, а я уже за колхозной скотиной ухаживала. Рядом с домом у нас ангар для скота был. Там быков племенных держали. Знаете, такие, с кольцами в носу. Они были здоровенные, что я у них под брюхом проходила, но смирные. И вот однажды печку затопила, наказала Валентине качать младшую сестренку, а сама побежала скотину кормить. Не прошло и получаса, как сердце мое так заныло, что я бегом домой вернулась. Дверь открыла, а там дым. Я детей на улицу вытащила. Сосед прибежал. Оказывается маленький уголек из печки выпал, а дочка его одеяльцем прикрыла. После этого случая я все бросила и уехала с детьми жить к маме с папой, которые к тому времени перебрались в Краснознаменск.
Когда муж вернулся, его взяли на работу в «Сельхозтехнику». Он у меня был работящий. В передовиках ходил. Поэтому ему через год выделили эту квартиру, в которой мы жили и были счастливы. Родили еще двоих сыновей – Алексея и Николая. Работали, держали большое домашнее хозяйство, возделывали два огорода.
А в 2008 году, мой Петр ушел из жизни. И теперь я живу в этом доме одна. Но вы не думайте, что я совсем одинока. Меня постоянно навещают дети. Приезжают внуки, которых у меня 8. А еще я богатая прабабушка, у которой 14 правнуков. И я счастлива. Только вот руки, да ноги сильно болят. Но я понимаю – это возраст.
У Екатерины Федоровны удивительно молодые глаза. А они, как известно, зеркало души. Мы хотим пожелать ей долго не стареть ни душой не телом. Радоваться каждому дню и, конечно же, быть просто счастливой.

Елена.



ОБСУДИТЬ

Вверх








Категория: 2016 год | Просмотров: 1329 | Добавил: skorpion64 | Теги: Край, Александро-Невская, краснознаменск, Екатерине Федоровне Пучковой, Года- не беда, коль душа молода, Янтарный, церковь | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:

НАГРАДА

Nagrada

Краснознаменск

karta

Архив номеров

...

Опрос

Форма входа

Воскресенье
20.08.2017
07:43


 Почетный гражданин

Доска объявлений

ПОИСК ПО САЙТУ

Отдых

Детские вопросы

TILSIT56

ПОГОДА

Яндекс.Погода

Комментарии

Это лучшие фотографии из тех, что были, к сожалению.

На последней ярмарке лука не было. Наверное неурожай.... Хотя в нынешнее гриппозное время лук необхо...

Курс валют

Курсы валют ЦБ РФ
22.08.2016
Курс Доллара к рублю на сегодняUSD00.00000.000
Курс Евро к рублю на сегодняEUR00.00000.000
Курс Фунта к рублю на сегодняGBP00.00000.000
Курс гривны к рублю на сегодняUAH00.00000.000

Counter


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


[ Кто нас сегодня посетил ]
Copyright MyCorp © 2017
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz
Яндекс.Метрика