КРАСНОЕ ЗНАМЯ


общественно-политическая газета
Приветствую Вас Гость



Название: Мнение
Дата добавления: 17.08.2019
Коментариев: 0
Название: Мнение
Дата добавления: 17.08.2019
Коментариев: 0
Название: Новые лица
Дата добавления: 17.08.2019
Коментариев: 0
Главная » 2019 » Июль » 17 » Актуально
Актуально
13:41
Антон Алиханов: Инвестиционной
паузы не предвидится

РБК Калининград встретился с губернатором Калининградской области Антоном Алихановым, чтобы поговорить о конкурсе стартапов «Бизнес Баттл».
Недавно, напомним, завершился заочный этап этого проекта для начинающих предпринимателей. Но разговор получился гораздо шире — о калининградском бизнесе и об экономике в целом. А начали с одного из крупнейших событий — Петербургского международного экономического форума.
Как выяснилось, калининградская делегация вернулась из Северной столицы не с пустыми руками.






Из Питера с контрактами

— Антон Андреевич, калининградская делегация традиционно участвовала в ПМЭФ. О каких подписанных соглашениях следует рассказать в первую очередь?
— Один из самых знаковых моментов — это подписание концессионного соглашения по строительству мостового перехода через Калининградский залив, замыкание Окружной дороги.
Это подписание открывает нам возможность участвовать в нескольких июльских отборах через систему «Платон», в различных программах Минтранса России, через которые мы рассчитываем получить федеральное финансирование. Без него мы реализовывать этот проект, конечно, не сможем. Это первое.
Второе — меморандум с компанией «ТрансКонтейнер» (крупнейший логистический оператор России — ред.). Ее очень заинтересовал проект крупного логистического хаба в Черняховске, который мы называем «сухой порт».
Если такой крупный игрок будет проявлять интерес и в дальнейшем, мы сможем выйти на подписание юридически обязывающего соглашения и большую индустриальную зону в Черняховске будем развивать вместе с компанией «ТрансКонтейнер». Есть у них такое желание, и, думаю, в ближайшее время перейдем к более предметным разговорам.
Еще одна история — это соглашение с компанией ABB, оно прикладное и предусматривает возможность использования нашего инжинирингового центра, который создан ABB вместе с БФУ и КГТУ, в программе по повышению производительности труда в целом в стране.
Также важная тема — соглашение с Санкт-Петербургом по развитию сотрудничества между их портом «Морской фасад» и нашим строящимся терминалом в Пионерском. Также отмечу подписание тройственного соглашения с инвестором и банком по развитию территории променада в Светлогорске.
О «мусорной проблеме»

— Это всё, как правило, крупные проекты, предлагаю немного изменить масштаб. Как оцениваете результаты заочного этапа конкурса стартапов «Бизнес Баттл»? Есть ли, на ваш взгляд, интересные заявки?
— Да, несомненно. По итогам встречи с предпринимателями, которые заявились и участвуют в конкурсе, ко мне уже несколько человек обратились напрямую, через соцсети. Мы с ними общаемся и прорабатываем возможность финансирования их проектов.
— Какого рода проекты?
— Они в основном сконцентрированы на теме переработки мусора, пластика. Это сейчас находится в фокусе нашего внимания. Изменения в законодательстве, связанные с обращением с твердыми бытовыми отходами, высветили серьезную недообеспеченность этой сферы частным бизнесом. Планируем это направление активно поддерживать.
В частности, предложена докапитализация Фонда развития промышленности на 150 миллионов рублей, и эти деньги уже практически зарезервированы под четыре экологических бизнес-проекта.
Там всё достаточно дешево, мы даем таким проектам льготные займы под один процент годовых. Причем проекты ждет очень серьезная экспертиза — и со стороны минэкономики, и со стороны министерства экологии. Бизнес-план может быть красивым и интересным, но его авторы должны подтвердить, откуда они будут брать мусор, во что перерабатывать, какая будет схема и так далее.
Повторю, четыре проекта уже на рассмотрении, а из «Бизнес Баттла» к нам пришло еще три. Они из этой же сферы, будем с ними тоже работать, надеюсь, из этого выйдет толк не только для их бизнеса, но и для всего региона в плане экологии. Отходы вместо того, чтобы попасть на полигон, будут перерабатываться и использоваться.
— Не планируется ли в области строительство крупного мусороперерабатывающего завода? Если нет, то что этому мешает?
— Мешает только одно: в случае такого строительства нам нужно будет покрывать затраты. Источник покрытия затрат всегда один, но есть два формата: поднять тариф или оплатить это напрямую из бюджета, но это все равно деньги налогоплательщика. Вопрос, как мы это будем делать.
— Инвесторы же есть?
— Инвесторов, которые хотят построить крупные мусороперерабатывающие заводы, безмерное количество. И все они стараются максимально завысить стоимость оборудования, доказать, что это уникальная, только им доступная технология, закладывают в эту стоимость огромные деньги, свою прибыль и все что угодно.
Но перед нами всегда стоит вопрос: действительно ли эта технология уникальная? Насколько нам предоставляют адекватные оценки стоимости строительства таких заводов? Поэтому мы все-таки будем двигаться поэтапно.
Первое — это строительство нового полигона. Синхронно будет решаться вопрос строительства глубокого сортировочного комплекса, что позволит нам серьезно сократить количество захораниваемых отходов. И уже после того, как мы пройдем эти этапы, стоит задумываться о переработке и уничтожении того, что не может быть переработано. Но таких вещей на самом деле не так много.
— Что еще изменится в сфере мусоропереработки?
— Продолжим программу замены контейнеров, 30 миллионов рублей мы выделим на это муниципалитетам плюс к 31 миллиону, который уже выделен.
Кроме того, около 20 миллионов рублей передадим городу Калининграду на внедрение системы раздельного сбора мусора. Будет три или четыре вида мусора, который нужно будет сортировать. Начнем, посмотрим, как пойдет, и будем дальше заниматься.
Поддержка малого бизнеса

— В «Бизнес Баттле» участвуют представители малого бизнеса. Раньше Калининградская область занимала лидирующие позиции в России по уровню развития малого бизнеса, а как сейчас?
— Мы в тройке, так же, как и было все последние годы. У нас сегодня примерно 59 тысяч субъектов малого и среднего бизнеса. По их количеству на душу населения регион занимает третье место в стране после Москвы и Санкт-Петербурга.
По количеству людей, которые трудятся в малом бизнесе, согласно недавнему рейтингу РИА, занимаем первое место. У нас почти 25 процентов населения работает на малых и средних предприятиях.
— Как государство сегодня поддерживает МСП?
— Это очень широкий перечень мер поддержки. Если говорить про нашу региональную часть, то всё объединено под единым брендом Центр поддержки бизнеса.
Работает группа фондов: фонд микрофинансирования, гарантийный фонд, фонд развития промышленности и другие. Кроме того, это МФЦ для бизнеса, Дом предпринимателя, коворкинг-центр, лекторий и так далее. МФЦ для бизнеса, видимо, будем тиражировать в другие муниципалитеты, есть такие планы.
Плюс мы достаточно активно взаимодействуем с федеральной Корпорацией развития МСП, провели первую стратегическую сессию, надеюсь, сможем найти и сформировать пул проектов, в том числе с помощью отбора, который был на «Бизнес Баттле», который сможем вынести на суд Александра Арнольдовича Бравермана (гендиректор федеральной Корпорации МСП — ред.) и его коллег для того, чтобы обеспечить льготным кредитным финансированием эти проекты.
И, конечно, говоря о мерах поддержки, не нужно забывать о пакете наших преференций особой экономической зоны.
Про рост налогов

— На деловой конференции Business Day, завершившей заочный этап «Бизнес Баттла», вы обмолвились, что по налогу на прибыль идем с превышением плана на 68 процентов. С чем связываете? Куда пойдут дополнительные средства?
— Да, действительно, превышение было очень большое. За четыре месяца поступления от налога на прибыль у нас выросли на 19 процентов.
Связано это с несколькими параметрами. Первое — это выход ряда компаний-резидентов из грейс-периода (льготного периода уплаты процентов по кредиту — ред.), то есть резиденты ОЭЗ начинают выплачивать налоги. Кроме того, это хорошие, позитивные результаты деятельности калининградских компаний.
Плюс достаточно серьезный прирост по налогу на имущество произошел за счет достаточно больших энергетических проектов «Газпрома», «Интер РАО» и других, а также инвестиционной активности бизнеса в целом.
— Как распорядитесь деньгами?
— Так, как решат депутаты. Мы подготовили поправки в бюджет, обсудили с нашими думскими единороссами и в ближайшие дни внесем их на рассмотрение в областную думу.
Взрывной рост IT-индустрии

— Среди заявок есть несколько проектов, представляющих IT-сферу. Насколько активно она сегодня развивается в Калининградской области? Сильно ли повлияло на развитие снижение инвестиционного порога для компаний отрасли, желающих стать резидентами ОЭЗ?
— На мой взгляд, сильно повлияло. В прошлом году резидентами стало 25 таких компаний.
Относительно небольшой объем инвестиций — у них порог инвестиций всего миллион рублей, 345 миллионов рублей, зато полторы тысячи новых рабочих мест!
В этом году уже восемь IT-проектов стало резидентами особой экономической зоны. Кстати, мы вместе с IT-сектором решили создать специальную программу по релокации кадров, которая в этом году уже заработала и средства (по ней) уже распределили.
И мы видим, что спрос огромный. Компании могут компенсировать расходы по фрахту контейнеров для перевозок материальных ценностей сотрудников из других регионов, например.
И часть этой выплаты сотрудники направляют на первый взнос по ипотеке. Общая сумма — около 520 тысяч рублей на сотрудника.
Причем этот сотрудник должен полгода отработать, подписать твердый контракт с компанией. Мы должны быть уверены, что человек, в которого вложены определенные ресурсы, не покинет регион.
— Выступая на Business Day, вы сказали, что айтишники не очень охотно едут даже в Калининград. Эти баловни судьбы хотят офисы у моря, не меньше...
— Это высказывание касалось Гусева и компании GS, которая предпринимала определенные действия, чтобы привезти людей в Гусев.
Они вкладывали в среду, создавали ее, и у них получилось. Но дальнейшее развитие показало, что если от «харда» переходить к «софту», от железа к разработчикам, которым не важна привязка к производству, и к Гусеву, например, им (сотрудникам IT-компаний) проще предлагать другие места.
И в этом смысле даже Калининград не является тем, о чем просят. Компания БФТ, например, сняла офис в Светлогорске и туда набирает людей.
И хочет, чтобы люди и жили где-то рядом. Или же взять идею ИТ-деревни, которая живет не как отдельный девелоперский проект, а сублимация задач и проблем, связанных с тем, где жить, в какой среде.
— Жив еще этот проект?
— Он жив в силу того, что есть земельный массив, есть понятные перспективы его развития. Но есть другой проект, который связан как с коммерческим, офисным, так и с административно-жилищным строительством.
Это проект, который будет реализован Корпорацией развития Калининградской области совместно с инвестором в Калининграде.
На Советском проспекте был большой участок земли у Росимущества, мы его забрали, сейчас заводим на корпорацию, и там (в будущем административном комплексе — ред.) будет большой пул офисов, который мы хотели бы отчасти оставить корпорации, отчасти разместить там компании IT-бизнеса.
Я говорил, что тяжело найти офисы класса «А», их действительно у нас нет.
И если мы говорим о взрывном росте — а это (увеличение числа IT-компаний — ред.) по сравнению с тем, что было, действительно взрывная волна по количеству новых резидентов и новых рабочих мест — IT-компаниям надо сразу показывать площадки.
А у нас есть определенный дефицит с этим. Не все девелоперы это понимают.
— Когда новый комплекс будет построен?
— Если в этом году обо всем договоримся, то в следующем можно приступить к стройке, и в 2021 году первые офисы откроются.
Про туризм

— Еще одно популярное направление — туризм. Каковы перспективы развития туризма в регионе? Расскажите о наиболее значимых проектах — в настоящем и будущем.
— Несколько тезисов. Были инфраструктурные вещи, которые нужно было решить и которые мы успешно решили. Это достройка аэропорта.
Достройка аэропорта и расширение взлетно-посадочной полосы — это была главная инфраструктурная история.
Мы также добились того, что президент подписал закон, и для Калининграда введена электронная виза (для иностранных туристов), выпущен соответствующий порядок, и 1 июля будет опубликован список стран (граждане которых смогут попасть в Калининградскую область по электронной визе)...
— Пока он неизвестен?
— Он, конечно, известен, кому надо, но пока говорить было бы преждевременно. Список большой, мы просили у Лаврова список «Владивосток +», то есть 17 стран, которые есть во Владивостоке, плюс те, что нас больше интересуют, то есть европейские государства.
Могу сказать, что самые смелые наши мечты в этом списке отразились. Там всё очень хорошо. Надеемся, что всё так и случится и первого числа мы увидим этот список.
Кроме того, мы очень успешно, на мой взгляд, провели чемпионат мира по футболу — это большая реклама (региона). Это инфраструктурные вещи. И есть два мегапроекта, которыми мы занимаемся: это «Музейный квартал» и проект «Большого побережья».
«Музейный квартал» наполнен сетевой составляющей, большой культурной компонентой.
Что такое «Большое побережье»? Проект включает в себя велодорожку на Куршской косе, сейчас проект находится в Главгосэкспертизе, на следующий год уже забюджетирован. Это велодорожка от Куршской косы до Приморья, огромный маршрут протяженностью около 50 километров.
Дальше хотели бы продолжить (велодорожку) до Балтийской косы. Это гольф-поле, проект уже подписан. Сейчас работаем с Минэкономики над продолжением нового променада в Светлогорске до Пионерского.
Это строительство международного терминала в Пионерском, который, может быть, сдастся чуть позже, чем планировалось.
Но надеемся, что в следующий сезон мы войдем с портом и с потоком круизных туристов.
Будем работать с новыми инвесторами в игорной зоне, старый инвестор, к сожалению, реализовал только часть (от задуманного), сейчас забираем земельные участки, будем выставлять их снова на торги.
Хочу, кстати, поблагодарить коллег из МВД за усилия по борьбе с нелегальными казино.
— Правительственная комиссия обсуждала крупный проект рекреационного развития Балтийской косы. Насколько это все реалистично?
— Все реалистично. Но есть определенные ограничения по линии Минобороны. Если удастся их снять, то вернемся к этому проекту. Если нет, то даже рассказывать, в чем он состоит, особого смысла не вижу.
— Круизный терминал в Пионерском. Поедут ли туристы?
— Конечно, поедут. Любая новая точка на освоенном маршруте становится популярной как минимум за счет новизны и оттягивает на себя часть потока.
В максимуме мы планируем 250 тысяч круизных туристов в год. Конечно, это не будет достигнуто в первый, второй год, но по мере раскачки вполне реальная цифра.
Для этого, повторю, концепция «Большого побережья» очень важна.
Для этого мы проводим пока закрытые обсуждения с нашим туристским сообществом, обсуждаем вопросы трансфера из порта, вопросы специальных программ.
Там много активностей, которыми можно заниматься. Казино, Светлогорск, концерты в «Янтарь-Холле», Зеленоградск, Янтарный, поездки в Калининград и так далее — всё, что душе угодно.
Порт в Янтарном

— Не могу не спросить про строительство глубоководного порта в Янтарном. Насколько реален проект? В чем его экономический смысл? И не погубит ли порт самые роскошные пляжи региона?
— Я бы не рассматривал это как нечто свершившееся. В письме (подписанном президентом России — ред.) было предложено проработать вопрос бизнес-плана и так далее.
Это еще не решение о строительстве. Очень много звезд должно сойтись в одной точке, чтобы подобное решение было принято.
Во-первых, это дорого. Во-вторых, нужно гарантировать грузовую базу.
В-третьих, решить вопросы транзита. И литовские, и латвийские, и белорусские железные дороги заинтересованы в том, чтобы транзит был, в том числе и в Калининградскую область — они на этом зарабатывают, и все этому рады.
Но есть и другие решения, которые мы будем обсуждать и предлагать руководству страны.
Это, например, вопрос углубления фарватера морского канала до 15–16 метров и реконструкция с выносом глубже в сторону залива ряда гидротехнических искусственных сооружений — я говорю про острова, которые формируют канал.
Дабы иметь возможность расходиться двум судам одновременно, разворачиваться двум судам. И эти варианты гораздо более дешевые, чем строительство порта в Янтарном. Это все обсуждаемо.
— Кто лоббирует идею строительства порта в Янтарном?
— Идею увеличения транзитного грузопотока через Калининградскую область лоббирует правительство Калининградской области, лоббирует калининградский бизнес.
И понятно почему: это дополнительные рабочие места, доходы. Но, повторю, вопрос — делать это в Янтарном или же расширяя канал, я бы лично, выбирая, остановился на варианте реконструкции канала.
Но это не значит, что мы спорим с руководством (страны), это вопрос проработки и выбора оптимально пути.
— Вы упомянули про проект «Музейного квартала». На острове Октябрьском уже идет новое строительство, хотя сейчас все видят, что через год после чемпионата мира часть инфраструктуры пришла в негодность. Где-то просел грунт, где-то дороги пошли волнами...
— Консолидация территории на острове Октябрьском — это уникальный проект. Первичная консолидация заканчивалась в конце 2017 — начале 2018 года.
Вторичная консолидация может длиться до пяти лет. И в рамках вторичной консолидации допускаются просадки от 10 до 20 сантиметров, это проектом заложено по всей территории острова. Поэтому, конечно, это будет местами происходить.
— Это возможно исправить?
— Все коммуникации и строения на сваях, за безопасность строений переживать не стоит. Меня спрашивают: почему вы не ремонтируете отдельные участки дороги?
По той простой причине, что многие из них (участков) будут уничтожены и перепроложены в других местах ввиду строительства большого музейно-образовательного комплекса.
А что с инвестициями?

— В последние годы в регионе наблюдается довольно низкая инвестиционная активность, если говорить о частных инвестициях. Ситуация с этим меняется?
— Не могу сказать, что тренд серьезно понижается, он находится где-то около нуля. Но он действительно будет выглядеть понижающимся из-за того, что у нас закончилась история с энергобезопасностью (строительством новых ТЭС — ред.), она была главным локомотивом с точки зрения объемных показателей.
В то же время у нас есть большая история с тем же «Музейным кварталом», там один только музейный комплекс стоит 27 миллиардов, а общий объем инвестиций превышает 50 миллиардов рублей.
Развитие Октябрьского острова, побережья ведет за собой серьезные инвестиции. Есть позитивные тенденции, которые надо наращивать.
— Какие именно?
— Промпроизводство растет — за четыре месяца больше чем на 3 процента, сельское хозяйство за четыре месяца выросло на 4,5 процента.
Но меня больше радует то, что у нас большое количество новых рабочих мест и нам надо ответить на вызов по обеспечению этих мест рабочими руками и головами.
Это главная история. Нет ничего плохого в том, что у нас нет вала, мы же не за вал должны биться. Здесь очень важно качество этих рабочих мест и степень добавочной стоимости, которая производится на территории региона и здесь капитализируется.
Надеюсь, что эти высокотехнологичные рабочие места с этой задачей будут справляться.
— Университеты поддерживают?
— Конечно. КГТУ и БФУ — наши главные опорные точки для обеспечения экономики региона. Они очень активно работают, мы им помогаем с инжиниринговым направлением и с другими.
И самое главное, что у крупного калининградского бизнеса есть на это запрос и он (бизнес) в это вкладывает деньги. Можно назвать в этом ряду и GS, и «Содружество», и проекты типа генетического центра, который Андрей Романов (руководитель компании «Залесский фермер» — ред.) делает с партнерами.
Это пусть и не огромные деньги, но очень важные (проекты) с точки зрения безопасности как региона, так и страны в целом — приобретение еще большей независимости нашего сельского хозяйства — в частности, молочного комплекса.
Про кризис мясопереработки

— Сейчас региональная мясопереработка оказалась в кризисе, рискуем ее потерять, как раньше потеряли, например, телесборку. Планирует ли правительство поддерживать мясокомбинаты?
— Повторю то, что уже говорил на «Бизнес Баттле»: нельзя цепляться за прошлое. Бизнес не для тех, кто мыслит узко. Ряд предприятий в Калининградской области создавался на специальных режимах, на специальных льготах.
Условия меняются, льготы трансформируются, бизнес должен реагировать, ничего катастрофического мы в этом не видим.
Мясопереработка находится в кризисе начиная с 2014 года, с момента антисанкций. Этот бизнес жил на бесквотном и беспошлинном ввозе мяса из европейских государств, переработке его и поставке в Россию.
Сейчас в регионе создана огромная база собственного сырья, 80 процентов этого сырья составляла всегда свинина.
Свинины в регионе много и будет еще больше, к концу года ее объем удвоится по сравнению с тем объемом, который у нас был до вспышки АЧС (в 2018 году), а в ближайшие два-три года он утроится. То есть объемы будут только расти.
Что мы сделали и можем еще сделать для мясопереработчиков? Выделили средства на субсидирование кредитных ставок в банках, которые у них есть.
В тех же объемах будем делать и в этом году — это около 18 миллионов рублей. Отрасль, несомненно, будет консолидироваться, эти процессы неизбежны: вертикальная интеграция, в том числе с производителями мяса, является естественным путем отдельных переработчиков.
Другого выхода у них, скорее всего, не будет. Потому что достаточно олигополичный рынок внутри региона, и понятно, что здесь нет места для большого маневра. Это должно случиться в какой-то обозримой перспективе.
— То есть им можно посоветовать осваивать производство мяса?
— Некоторые так и делают. И наоборот: производители мяса будут создавать комплексы по переработке.
— Вы сказали, что в 2014 году у них начались трудные времена. А как они пять лет жили?
— Не знаю, надо у них спросить.
— Всплеск кризиса именно сейчас...
— Этот всплеск был ситуативным, он был связан со вспышкой АЧС. И с учетом того, что 80 процентов мясопереработки занимала свинина, вспышка на «Правдинском Свино Производстве» (один из крупнейших в регионе поставщиков свинины — ред.) привела к серьезному дефициту.
И мы этот дефицит с точки зрения кассовых разрывов по ввозу из других регионов России закрывали этими деньгами (выделенными на поддержку мясопереработки).
Несмотря на то что объем производства восстановился, мы решили продолжить программу и в этом году, но, скорее всего, это будет крайний год этой программы, потому что объемы достаточно серьезно восстановились, и компенсаторных мероприятий на 2020 год мы проводить уже не будем.
Ситуация на востоке

— Многие мясокомбинаты находятся в районах области, где с работой не всё просто. То есть эти предприятия несут и социальную функцию.
Но вопрос на самом деле шире. Недавно было опубликовано исследование, согласно которому российские города-миллионники отстали в развитии от Москвы на 100 лет.
Похожая ситуация, кажется, и в Калининградской области, где восток региона очень серьезно отстал от Калининграда. Вы намерены решать проблему востока?
— Я с вами не соглашусь: есть успешные предприятия и в Советске, и в Черняховске... Но вообще здесь два направления (действий).
Первое — мы сейчас работаем над программой, условно пока назовем ее «Восток», которая будет включать в себя суперльготное кредитование предприятий, которые создаются на востоке региона, за счет региональных фондов и так далее.
Плюс это административное «принуждение» компаний к запуску инвестпроектов в муниципалитетах, которые немножко отстали: Краснознаменск, Неман, Славск, Советск и другие. Плюс специальные меры поддержки, которые будут отдельно выделять муниципалитеты, где можно будет реализовывать проекты под более дешевые кредитные деньги, может быть, иногда и бесплатно.
Второе направление — это программы по комфортной городской среде, по улучшению структуры ЖКХ. Например, мы сейчас занимаемся поселком Железнодорожным.
Там заканчивается проектирование, скоро будут объявлены торги. В этот населенный пункт будет вложено достаточно большое количество денег. Только в фасады (исторических зданий — ред.) больше 120 миллионов рублей.
Это место, куда можно будет приезжать туристам. Этот туристический трафик автоматически должен за собой тянуть создание кафе, магазинов и так далее.
Сейчас там около старой мельницы один ресторан, его владельцу нужно звонить за неделю. Я очень надеюсь, что наши вложения в поселок Железнодорожный приведут к тому, что у местных жителей появится мотивация, желание и возможность зарабатывать деньги на турпотоке.
Приведу пример. Один ресторан, воссозданный с нашими сыроварами в Немане, привел к увеличению в пять раз туристов, которые приезжают в город Неман.
Раньше это был один туристический автобус в неделю, сейчас пять. Это один ресторан! Надеюсь, что если опыт Железнодорожного будет успешен, а я в этом уверен, то мы эту программу продлим.
Будем делать ее в поселке Ясное Славского района, в Ясной Поляне Нестеровского района и в других муниципалитетах.
Очень важный момент: нужно искать людей. Историю с мусором я «качал» полтора года и не мог найти (людей, которые возьмутся за проекты мусоропереработки).
Перешел к «угрозам», сказал, что если в течение месяца не увижу предложений от калининградского бизнеса по мусоропереработке, найду эти предложения в других регионах.
Такие компании есть, они хотят здесь работать, но мне кажется, что все-таки нужно местным давать возможность зарабатывать деньги.
И что вы думаете? Сразу появились предприниматели. Есть множество идей, которыми можно заниматься в сфере малого бизнеса и туризма.
— Федеральные деньги под это можно «подтянуть»?
— У нас и так история с комфортной городской средой — это нацпроект, который объявлен президентом. По этому нацпроекту на благоустройство идет больше миллиарда рублей.
Сейчас проходил президентский конкурс малых и исторических городов — 155 миллионов рублей выиграли Правдинск, Черняховск и Багратионовск. До этого выигрывали Советск, Гурьевск, Светлогорск, Зеленоградск и Гвардейск.
Одно цепляется за другое

— И последнее. Каким вам видится сегодня экономический профиль Калининградской области?
Какова, на ваш взгляд, идеальная экономическая модель нашего региона?
Какие отрасли должны развиваться, а какие нет?
— Могу вам сказать точно, на чем будем концентрироваться. Это сельское хозяйство, углубление, уход его от просто вала, переход в селекцию, генетику, в сложные вещи, которые делают нас серьезно независимыми.
И, конечно, наращивание уровня переработки. Хорошая правильная тема — это туризм, который может очень серьезно вырасти, в том числе через программы комфортной городской среды.
Посмотрите на сквер возле Музея изобразительных искусств. Мы поработали с Германом Оскаровичем Грефом, Сбербанк через благотворительный фонд вложил деньги в создание фонтана и сквера. Что произошло?
Ставки на аренду на первых этажах в близлежащих домах выросли почти в два раза. Это капитализация места и новые возможности для заработка. Люди охотней туда приходят.
Но это не всё. Сейчас мы закончили уже проектирование фасадов домов, которые окружают сквер, приведем их в красивый вид. Практически договорились о строительстве пешеходного моста.
Заканчиваем проектирование по зданию самого Музея изобразительных искусств... Часто спрашивают: зачем нам строить столько музеев, театров? Куда нам все это? Нам и так жить тяжело.
Но создавая новые места и новое качество, ты выходишь на другой уровень. У нас созданы отличные условия для того, чтобы всё «выстреливало».
Если мы все, что наметили, реализуем, то это будет другой регион и другой город, произойдет качественный переход в другое состояние.
— Всё так хорошо?
— Не вижу негативных тенденций, которые нельзя было бы не преодолеть. Есть основания для позитивных перспектив. Мы заработали дополнительные деньги.
Из них направим 232 миллиона на дополнительные соцвыплаты, почти 100 миллионов — на медицину, больше 100 миллионов — на содержание дорог.
В Калининграде есть еще что строить. Инвестиционной паузы не предвидится.
Сейчас закрываем сделку по Дому Советов — по достройке, развитию территории вокруг. Приведем в порядок территорию.
Не надо думать, что есть нерешаемые проблемы, их нет. Вопрос только в том, как мы можем мобилизовать ресурсы, и во времени.
Наш регион вполне командная структура, которая усиливается. Ряд людей из нашей команды перешли в федеральные структуры и поддерживают нас оттуда.
Мы чувствуем эту поддержку. У нас рабочие отношения с федеральным правительством: нас слышат, видят, понимают.
Отмечу личное внимание президента к Калининграду, его визиты в наш регион. Например, Северный обход.
Мы бы (самостоятельно) строили еще долго. Президент распорядился выделить восемь миллиардов рублей, мы за два года всю эту историю (участок Северного обхода с развязкой на улице Александра Невского) закончим.
Заключили концессию по строительству моста — получим федеральное финансирование, значит, будет основание говорить о завершении Северного обхода, о том, что нам срочно нужно довести его до моста.
Это еще два-три миллиарда рублей. Компания «ТрансКонтейнер» зайдет в Черняховск, и у нас появится однозначный супераргумент для строительства автомобильного обхода Черняховска.
Это всё цепляется одно за другое, это огромные инвестиции и новые перспективы развития, в том числе и востока области.
Автор: Алексей Денисенков, РБК.



ОБСУДИТЬ

Вверх








Категория: 2019 год | Просмотров: 107 | Добавил: skorpion64 | Теги: конкурсе стартапов, петербургского, РБК Калининград, Антон Алиханов, форума, Международного, «Бизнес Баттл», экономического, Актуально | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:

НАГРАДА

Nagrada

Краснознаменск

karta

Архив номеров

...

Опрос

Форма входа

Воскресенье
18.08.2019
10:00


 Почетный гражданин

ПОИСК ПО САЙТУ

Отдых

Детские вопросы

TILSIT56

ПОГОДА

Яндекс.Погода

Комментарии

Не надо доставать бродячих собак. Тогда и щипать не будут.

Это лучшие фотографии из тех, что были, к сожалению.

Курс валют

Курсы валют ЦБ РФ
22.08.2016
Курс Доллара к рублю на сегодняUSD00.00000.000
Курс Евро к рублю на сегодняEUR00.00000.000
Курс Фунта к рублю на сегодняGBP00.00000.000
Курс гривны к рублю на сегодняUAH00.00000.000

Counter


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


[ Кто нас сегодня посетил ]
Copyright MyCorp © 2019
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz
Яндекс.Метрика